18+

10 фактов об Авиньонском фестивале

Текст: Ирина Удянская

11.05.2016

Cour-palais-papes©crdl-1-ok

В этом году Кирилл Серебренников второй год подряд приедет на Авиньонский фестиваль – на прошлой смотр были приглашены его «Идиоты», в этот раз предпочтение отдано «Мертвым душам». Оказаться на главном театральном смотре – значит, получить мировое признание. Авиньон  – точка притяжения для ведущих авангардистов планеты, «плавильный котел» стилей, направлений и творческих методов. Именно здесь пишется история театра и рождаются самые смелые эксперименты. Сюда привозили спектакли Питер Брук и Люк Бонди, Морис Бежар и Пина Бауш, Томас Остермайер и Кристоф Марталер, Ян Фабр и Жозеф Надж, Кама Гинкас и Анатолий Васильев, Ромео Кастеллуччи и Роберт Уилсон – режиссеры, на которых ориентируется весь театральный мир. В этом году фестиваль отмечает свое 70-летие.

WATCH разбирается, чем же он так знаменит и почему считается самым престижным в мире.

1.    НАЧАЛО


В 1947 году известный французский актер и режиссер Жан Вилар впервые организовал в Авиньоне «Неделю драматического искусства» и, вдохновившись ее успехом, задумался о ежегодном фестивале. Он мечтал о создании нового театра, более демократичного, свободного, доступного всем слоям населения (даже сейчас организаторы Авиньонского смотра, памятуя о его заветах, не поднимают цены на билеты выше 40 евро) и появлении другого зрителя – умного, современного, обладающего прогрессивными взглядами и устойчивой психикой, способной «переварить» любые эксперименты. Вилар был в чем-то близок постмодернистам, несущим элитарное искусство в массы. Он мечтал «обновить театр… открыть искусству свежий воздух, чтобы оно не задохнулось в салонах и подвалах; воссоединить архитектуру с драмой». Именно с того времени фестиваль проводится под открытым небом, а спектакли играются в естественных декорациях (и нередко потом оказываются непредставимыми без них и больше нигде не показываются).

Вилар пригласил на фестиваль и в свою труппу Национального народного театра молодых Жерара Филиппа и Марию Казарес, блиставшую в «Орфее» Жана Кокто, решительно снизил цены на билеты, тщательно выстроил репертуар, в котором, помимо французской классики, оказались спектакли по Клейсту, Бюхнеру и Брехту, и привлек к участию в постановках лучших художников и композиторов. В тот момент Франция переживала духовный и интеллектуальный подъем, и Авиньонский театральный фестиваль стал его отражением. Жан Вилар пробыл на посту руководителя аж до 1971 года.

2.    ЛАБОРАТОРИЯ ПРЕМЬЕР


Сейчас Авиньонский фестиваль – масштабный театральный форум, который профессионалы в сфере искусства рассматривают в качестве открытой творческой лаборатории. Сюда стремятся актуальные режиссеры из разных стран, здесь рождаются новые тренды и формируется театральный процесс. Обнаруженные находки впоследствии тиражируются по всему миру. Нередко то, что дома кажется ультрасовременным, на Авиньонском фестивале уже не вписывается в формат. Официальная программа фестиваля включает около 40 представлений, неофициальная – более 300, а еще есть выставки, лекции, публичные дискуссии и круглые столы на тему театра и культурной политики, встречи с актерами, читки пьес и сценариев. Здесь нет единой генеральной линии, которой все обязаны придерживаться, среди участников попадаются  люди противоположных взглядов и убеждений: политизированные и не очень, циники и мечтатели, сатирики и философы, мизантропы и альтруисты – 3500 профессионалов в сфере исполнительского искусства ежегодно.

Во времена правления Вилара фестиваль был национальным, но после 1971 года наметился курс на интернализацию, и в средневековый Авиньон потянулись деятели искусств со всего мира. В результате чего проведение фестиваля приносит городу прибыль до 25 млн евро в год.  

3.    КАРНАВАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА


Помимо высокохудожественной, прошедшей строгий отбор и утвержденной экспертами официальной программы, в Авиньоне есть еще и так называемая программа OFF: десятки театральных компаний устраивают гастроли за свой счет, надеясь на выручку от продажи билетов, приобретение статуса «участника Авиньонского фестиваля» и признание публики. Тут уже качества никто не гарантирует, и зрители выбирают спектакли на свой страх и риск – поддавшись уговорам зазывал или собственному любопытству. Но именно благодаря присутствию огромного количества разношерстых, никому не известных, наглых и назойливых, безбашенных и талантливых артистов неофициальной программы Авиньон на три недели фестиваля преображается, словно Венеция во время карнавала, и становится таким притягательным для туристов. Стены домов невозможно рассмотреть из-за наклеенных друг на друга афиш, по улицам бродят ряженые, кукольники  и мимы, по бульварам колесят «музыкальные тележки» – такой атмосферы больше нет нигде, и изумленная публика тоже становится частью этого театрального маскарада.

Авиньонский фестиваль всегда подчеркивал свою демократичность и независимость – у него нет ни спонсоров, ни рейтингов, ни премий. И даже сам арт-директор Оливье Пи разъезжает по городу в белой рубашке на велосипеде – обаятелен, прост и доступен для каждого.

4.    ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ


«Воссоединение архитектуры с драмой» Жан Вилар понимал буквально, и спектакли предложил играть в огромном дворе Папского дворца, который и сейчас остается главной сценой Авиньонского фестиваля. Римская католическая церковь обосновалась на юге Франции в начале XIV века, и здесь правили семь законных понтификов – так называемое Авиньонское пленение пап с 1309-го по 1378 год. Все это время Папский дворец достраивали, и теперь это самое большое готическое сооружение Европы. Многие спектакли, которые были показаны в этих стенах, без них и непредставимы.

Всего у Авиньонского фестиваля около 20 различных площадок: это и двор Монастыря кармелитов; и карьер Бульбон – заброшенная каменоломня в горах, в 15 километрах от города, где Питер Брук впервые показал свою восьмичасовую «Махабхарату», завершившуюся настоящим восходом солнца; и Монастырь Святого Людовика, где находится штаб-квартира фестиваля, и Дом Жана Вилара, и Церковь целестинцев, ставшая естественной декорацией для картины «Рай» из «Божественной комедии» Ромео Кастеллуччи. Фото затопленного храма, посреди которого стоит обгоревший рояль, облетело все театральные издания мира. А лет 15 назад Генриетта Яновская показывала здесь «Грозу», и стремление ввысь, к Богу религиозной Катерины, сожалеющей о том, что люди не летают так, как птицы, становилось понятным, а спектакль приобретал иное измерение и масштаб.

5.    МАССОВЫЕ БЕСПОРЯДКИ


История фестиваля отнюдь не безоблачна – несколько раз за всю историю он был под угрозой срыва. В мятежном 1968 году в Авиньон съехалась бунтующая молодежь со всей Франции. Студенты выгнали из театра великого мима Жана-Луи Барро, чуть не довели Жана Вилара до инфаркта голословными обвинениями и сорвали спектакль Мориса Бежара, высыпав на сцену прямо во время представления. При этом в программе фестиваля были и бунтари Годар с Трюффо, и спектакли культового американского Living Theatre.

Второй большой скандал случился в 2003-м, когда работники французских театров взбунтовались против проведенной правительством реформы заработной платы. Директор фестиваля Бернар Фэвр д'Арсье поддержал бастующих и лично попытался урегулировать конфликт с Министерством культуры. Государство на уступки не пошло, смотр отменили, а директор лишился поста. Во время пресс-конференции у Бернара Фэвр д'Арсье дрожал голос, и его слушатели плакали. А Авиньон опять понес убытки в 2014-м, когда новый законопроект подтвердил условия трудовых соглашений 2003 года. По Франции прокатилась волна протестов: в Ля Рошели, Арле, Марселе, Экс-ан-Провансе, Монпелье. Однако Оливье Пи, который как раз тогда принял бразды правления смотром, хотя и пожертвовал шестью спектаклями первой недели, отменять его целиком отказался.

6.    ТАНЦУЮЩИЕ С СИНДРОМОМ ДАУНА И ЧЕМПИОНАТ ПО МАСТУРБАЦИИ


Публика Авиньонского фестиваля вынослива, образованна и не слишком агрессивна: никто доносов в министерство культуры не строчит и свиных голов к воротам театра не подкладывает. Крики «бу» и демонстративные уходы – довольно цивилизованное  выражение недовольства. А провоцируют зрителей часто: то Томас Остермайер заставляет своего одутловатого Гамлета с пивным животом источать ругательства и есть землю; то Оливье Пи выпустит на сцену вонючий мотоцикл, Корделию в балетной пачке, с заклеенным черным пластырем ртом, голого Лира и Глостера, которому выковыряли глаза столовой ложкой; то Анхелика Лидделл покажет женщин, режущих коленки лезвием; то Жером Бель поставит балет на людей с синдромом Дауна, вызывая публику на неудобный разговор, то Ален Платель устроит трансвеститское кабаре с пожилыми мужчинами в дамских нарядах, исследуя особенности сексуальной идентичности, то Ян Фабр в «Оргии толерантности» проверит зрителей на прочность с помощью физиологически достоверного и удручающе долгого чемпионата по мастурбации. Режиссеры Авиньонского фестиваля не стесняются поднимать тяжелые темы, изучать под лупой фобии и перверсии и выворачивать наизнанку европейские ценности.

7.    ГЛАВНЫЕ ИМЕНА


По хедлайнерам Авиньонского фестиваля можно изучать историю европейского и мирового театра. В 1960-х здесь шли спектакли Жана Вилара, в которых блистали Жерар Филипп и Мария Казарес, и прогрессивные опусы молодых режиссеров, созданные под влиянием французской новой волны. В 1967-м Морис Бежар, перевернувший наше представление о классическом балете, показал в Авиньоне «Мессу для нынешних дней». В середине 1970-х на первый план вышел американец Роберт Уилсон с его умением виртуозно тасовать разные стили и жанры и ошеломляющей визуальной образностью («Эйнштейн на берегу моря»). В 1980-м Джон Ноймайер всколыхнул общественность «богохульным» балетом «Страсти по Матфею» на музыку Баха, в котором вышел на сцену сам – и спасло его только безупречное филологическое образование, полученное в том числе и от священников ордена иезуитов. Пина Бауш привезла в Авиньон свои непонятные, абсурдные, революционные «Гвоздики», ставшие потрясением для публики. В 1988-м Люк Бонди ставил здесь любимого Шекспира, в «нулевых» Питер Брук открывал возможности карьера Бульбон, а Томас Остермайер превращал площадку величественного Папского дворца в заваленные мусором задворки мегаполиса («Войцек»), в 2010-м Кристоф Марталер вызывал религиозный экстаз с помощью обыкновенной сварки в «Папперлапапп» – саге об авиньонском «пленении пап», основанной на реальных событиях.  

8.    РУССКАЯ ТЕМА


Спектакли по русской классике – от Достоевского до Булгакова – появляются в афише Авиньонского фестиваля постоянно, а вот российских режиссеров на юге Франции не жалуют. «Русские сезоны» случились в Авиньоне лишь однажды: в 1997 году туда пригласили Петра Фоменко, Анатолия Васильева, Сергея Женовача, Евгения Каменьковича, Валерия Фокина, Каму Гинкаса, Ивана Поповски и Резо Габриадзе, чтобы составить свое представление о современном российском театре. «Прижился» на фестивале в качестве постоянного гостя только Анатолий Васильев. В 2006-м, когда из-за разногласий с мэром Москвы Юрием Лужковым его попросили освободить пост художественного директора «Школа драматического искусства», Васильев привез в Авиньон «Песнь 23-ю. Погребение Патрокла. Игры» и «Моцарта и Сальери», и больше уже в Россию не вернулся. Тем интереснее сейчас тот факт, что после почти десятилетнего отсутствия русских в Авиньоне туда уже второй год подряд едет Кирилл Серебренников. В 2015-м на смотре с большим успехом были показаны его «Идиоты» по сценарию одноименного фильма Ларса фон Триера, действие которого перенесено в современную Москву. А на нынешний, юбилейный, 70-й фестиваль создатель «Гоголь-центра» везет гоголевские «Мертвые души», где Чичикова играют американец Один Байрон и еврей Семен Штейнберг. Если один раз еще можно рассматривать как случайность, то два – уже тенденция, и это означает, что Серебренников «в обойме», и признан в качестве одного из лидеров европейского театрального авангарда.

9.    МОДА НА РЕСПЕКТАБЕЛЬНОСТЬ


Был в истории Авиньонского фестиваля и творческий кризис, не связанный с событиями «Красного Мая» или войнами за возможность жить на пособие 11 месяцев в году. После отставки Бернара Фэвр д'Арсье директорами стали Ортанс Аршамбо и Венсан Бодрийе, взявшие курс на невербальный и жестко социальный театр. В афише стало больше современного танца (Йозеф Надж, Ян Фабр), который и танцем-то не назовешь: провокации, пластические этюды на тему насилия, агрессии, апокалиптического состояния мира. Критики заговорили о том, что эксперименты с движением как таковым и электронная визуальность вытесняют театр слова и больших идей. Публика жаждала глубины и метафизики, а ей предлагали мрачные перформансы с катающимися по полу обнаженными телами. Директора, чутко отреагировав на недовольство, начали каждый год приглашать для формирования программы фестиваля новых худруков. Сначала это был немецкий театральный ньюсмейкер №1 Томас Остермайер, потом – актриса «большого стиля», прима Comédie-Française Валери Древиль и режиссер Ромео Кастеллуччи, поставангардный по духу, но не чуждающийся чувственности, эмоциональности и завораживающей красоты. Нынешний директор Оливье Пи афишу формирует самостоятельно, но также предпочитает радикальным пластическим экспериментам классическую выучку и осмысленную работу со словом. С его приходом в афише стало больше звезд (Изабель Юппер, Фанни Ардан, Ханна Шигула), и теперь респектабельность вытесняет с подмостков современное искусство.

10.    АВИНЬОНСКОМУ ФЕСТИВАЛЮ – 70!


В этом году самый престижный театральный фестиваль в мире отмечает 70-летний юбилей. В конце марта Оливье Пи выступил с программным заявлением («Как жить, когда политика то и дело доказывает свое вероломство?», «Когда революция невозможна, остается театр») и представил главные спектакли смотра, который пройдет в Авиньоне с 6 по 24 июля. Среди главных тем – политика, рост национализма, Ближний Восток и женщины-художницы. Откроется фестиваль сценической версией эпохальной «Гибели богов» Висконти в интерпретации бельгийского режиссера Иво ван Хове. Также в программе – сериал об истории Авиньонского фестиваля от итальянской бродячей труппы La Piccola Familia, 12-часовой марафон «2666» Жюльена Госселина, прославившегося своей постановкой «Элементарных частиц» Мишеля Уэльбека, «Карамазовы» Жана Беллорини, «Плот Медузы» Томаса Жолли, «Хроники убийства Рабина» Амоса Гитая с «музой Фасбиндера» Ханной Шигулой и известной актрисой-палестинкой, «Площадь героев», за которую Кристиан Люпа – национальный герой Польши – уже получил все возможные призы, новый спектакль Анхелики Лидделл и балет Сиди Лаби Шеркауи «Библия 7.16» и многое другое. Сам Оливье Пи работает над трагедией Эсхила «Прометей прикованный». Всего в официальной программе 26 драматических спектаклей, 7 танцевальных и 14 междисциплинарных. Французов и иностранцев – поровну. А символом фестиваля станет туринская лошадь (та самая, над страданиями которой, по легенде, плакал Ницше перед тем, как впасть в безумие), изображенная на афише художником Аделем Абдессемедом, которая то ли отбрыкивается от обидчиков, то ли преодолевает препятствие одним прыжком.

Фото по теме

Оставить комментарий

08b0560631f18b4a2b6f55cf7c2757098e2c4402



 
17.07.2019
L1200624
Алиса Лобанова на закрытом показе Dolce & Gabbana Alta Moda
Доменико Дольче и Стефано Габбана возводят итальянскую моду в абсолют и свой эксклюзивный показ Dolce & Gabbana Alta Moda...
17.07.2019
A199282_large
25-летний юбилей семейства спортивных моделей Audi RS
Первая модель семейства Audi RS — Audi RS 2 Avant — вышла на рынок 25 лет назад, положив начало невероятной...
04.07.2019
откр
Путеводитель по российскому театру. Часть II
Может ли известный артист быть хорошим администратором, способным сформировать новую репертуарную политику, наладить контакт с...