18+

5 лет «Гоголь-центру». История нового времени

Текст: Ирина Удянская / Фото: Ира Полярная

02.04.2018

Img_8411

Пять лет назад в обветшавшем и хронически полупустом Театре им. Н.В. Гоголя затеплилась новая жизнь. Режиссер Кирилл Серебренников вывел труппу из анабиоза, привел талантливую молодежь из «Седьмой студии», полностью перекроил репертуар и изменил пространство театра до неузнаваемости. Сейчас, спустя пять лет, «Гоголь-центр» – одно из самых модных мест в Москве, средоточие либерально-интеллектуальных сил, локомотив театрального авангарда. WATCH поздравляет «Гоголь-центр» с его первым юбилеем и вместе с актерами вспоминает несколько ярких эпизодов из его биографии.

1. Октябрь 2012
Подготовительный этап
К тому моменту, как Департамент культуры назначил Кирилла Серебренникова художественным руководителем «Гоголь-центра», он уже 10 лет ставил спектакли для МХТ им. Чехова и «Современника», работал с лучшими актерами страны, снимал кино, был популяризатором «новой драмы», одним из основателей фестиваля «Территория» и лауреатом международных премий. Однако актеры Театра им. Гоголя восприняли назначение в штыки, выходили на митинги, писали открытые письма властям и в прокуратуру, опасаясь увольнений и разрушения «великих традиций русского театра».

Возрождать старый театр, как его коллега по цеху Миндаугас Карбаускис, примерно в то же время возглавивший «Маяковку», Кирилл Серебренников действительно не хотел – он предложил совершенно новую модель развития. Прилетев в Москву с репетиций оперы American Lulu для «Комише опер» в Берлине, Серебренников провел пресс-конференцию, где успокоил недовольных, но отказываться от своих глобальных планов не стал. В итоге сегодня в его спектаклях играют и артисты прежнего Театра им. Гоголя из тех, кто был готов на творческие эксперименты.

Светлана Брагарник
народная артистка РФ
Пять лет назад на приход Кирилла многие реагировали активно и болезненно. На то были свои причины. Многим казалось, что их лишат работы, а старая труппа будет уничтожена. Тревожность естественна в такой ситуации. Однако наши опасения были напрасны: кто хотел и мог работать – те работают. За последние пять лет театр совершил невероятный рывок в другую реальность, время, энергетику. Сейчас принято говорить, что «Гоголь-центр» стал местом силы. Мне кажется, так оно и есть.

Любимые спектакли в театре, конечно, те, где я работаю. Принимаю участие и в «Маленьких трагедиях» – последней премьере Кирилла Серебренникова. И, как всегда, это неожиданно и интересно. Единственное, чего бы мне хотелось, – чтобы моя роль была побольше! Конечно, выпуск спектакля дался нам нелегко, хотя еще в конце прошлого сезона мы его собрали вчерне. Но перед премьерой почти месяц работали без Кирилла. И вот что удивительно: спектакль так задуман и замешан режиссером, что в итоге все случилось. Конечно, если бы «Маленькие трагедии» выпускал Кирилл, они были бы еще ярче, лучше и компактнее, без тех шероховатостей, которые, возможно, там есть. Но и сейчас это сильный, яркий, мощный спектакль. Хотя так люди не работают, как мы его выпускали. Огромное было напряжение и ответственность. Но интерес к нему большой – в театре аншлаги.

Правда, сейчас у нас на всех спектаклях аншлаги. Это удивительно. Мы забыли, что такое полупустые залы. Народ любит театр. Дай бог, чтобы это продолжалось долго-долго и чтобы Кирилл вернулся. Для нас это глоток свежего воздуха. Мой угасающий организм получил новую жизнь, иное актерское существование. Я ожила, я помолодела. Роли такие разные в театре – моментально трансформируешься. Театр Серебренникова требует большой мобильности организма, глубины эмоций.

2. Февраль 2013
Начало
Официальное открытие «Гоголь-центра» состоялось 2 февраля. И почти сразу же театр попал в зону турбулентности. Спустя месяц работы им уже интересовалась полиция в связи со спектаклем «Отморозки», перенесенным на сцену «Гоголь-центра» с проекта «Платформа» Кирилла Серебренникова, который, по задумке властей, должен был стать таким же инкубатором талантов в сфере искусства, как «Сколково» – в бизнесе. Жесткий, циничный хит о потерянном поколении «лихих девяностых» по роману Захара Прилепина «Санькя» обвинили в экстремизме.

Общественное движение «За нравственность» бомбардировало прокуратуру анонимками и доносами. Серебренников признавался, что ему постоянно угрожают, как и худруку балета Большого те­атра Сергею Филину, которому в январе того же года плеснули в лицо кислотой. Летом была развернута кампания против «Человека-подушки», где общественность углядела «сцены педофилии и насилия с участием детей». Закончился год запретом на показ фильма о Pussy Riot по требованию Департамента культуры РФ.

Никита Кукушкин
актер
Для актеров «Седьмой студии» это был переломный момент. Студию закрыли. К нам начали приходить новые люди. Шел ремонт, мы репетировали. Хорошее было время, в мужской и женской гримерке ремонт делали сами, ходили по театру с красками и перфораторами. «Гоголь-центр» открылся в феврале. И лично я до июня сыграл в трех новых спектаклях. У нас было много работы: «Страх», «Братья», «Идиоты», «Митина любовь», «Елка у Ивановых» и мюзикл «Пробуждение весны» – шесть премьер за пять месяцев! Причем это были именно новые спектакли, а не те, что перенесли на сцену «Гоголь-центра» из «Седьмой студии».

У нас никаких конфликтов со старой труппой не было. Мы сразу вместе начали работать над «Елкой у Ивановых» по Александру Введенскому и нормально общались. Давления со стороны властей не ощущали. А что касается нападок на нас – казалось, это смешно, прикольно и абсолютно не важно.

3. 2013
Формирование репертуара
Впрочем, «Гоголь-центр» жил не одними скандалами. Только за первый год было выпущено шесть премьер. Кирилл Серебренников переносил на сцену «Гоголь-центра» спектакли «Седьмой студии» – экспериментальной театральной труппы, сформированной им из студентов со своего курса Школы-студии МХТ. «Седьмая студия» с целой плеядой талантливых молодых актеров – Филиппом Авдеевым, Александром Горчилиным, Никитой Кукушкиным, Светланой Мамрешевой, Риналем Мухаметовым, Александрой Ревенко, Евгением Сангаджиевым – наряду со студией SounDrama Владимира Панкова, компанией современного танца «Диалог Данс» и старой труппой Театра им. Гоголя стали резидентами «Гоголь-центра».

В 2013-м латвийский режиссер Владислав Наставшев поставил «Митину любовь», на которую до сих пор очень сложно раздобыть билеты, а Женя Беркович – «Русскую красавицу» по роману Виктора Ерофеева. Из спектаклей Серебренникова в афише значились «Метаморфозы» по Овидию, опера «Охота на Снарка» по Кэрроллу, «Идиоты» по мотивам фильма Ларса фон Триера и «Сон в летнюю ночь», вызвавший единодушный восторг у публики и прессы, – тот самый «спектакль, которого не было», по мнению идущего сейчас следствия против экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского и самого режиссера.

Светлана Мамрешева
актриса
Титания в спектакле «Сон в летнюю ночь» – одна из моих любимых ролей. Вместе с Кириллом Семеновичем мы искали прототип Титании, думали, кто из женщин сейчас, в насто­ящее время, является сильной личностью, внутренне наполненной, интересной с художественной точки зрения. В итоге образ стал собирательным. Манеру речи я подслушала у Аллы Сергеевны Демидовой, а повадки переняла у Татьяны Дорониной. Пожалуй, это две мои самые любимые актрисы, на которых можно сходить в театр и сегодня.

4. 2015 год
Театр едет в Авиньон
Одно из главных событий 2015 года – приглашение «Гоголь-центра» на Авиньонский фестиваль, самый престижный театральный смотр в мире, творческую лабораторию под открытым небом, точку притяжения для ведущих авангардистов планеты, таких как Питер Брук, Люк Бонди, Морис Бежар, Пина Бауш, Томас Остермайер, Кристоф Марталер, Ромео Кастеллуччи, Роберт Уилсон. До этого российских режиссеров на юге Франции не жаловали. В 1997-м там побывал «русский десант» в лице Анатолия Васильева, Петра Фоменко, Камы Гинкаса и Резо Габриадзе. В качестве постоянного гостя «прижился» только Васильев, но и его последнее появление на фестивале случилось в 2006 году.

В общем, после почти десятилетнего отсутствия русских в Авиньоне Кирилл Серебренников стал первым, на кого обратила внимание мировая театральная общественность. В 2015-м «Гоголь-центр» привез туда спектакль «Идиоты» по мотивам фильма Ларса фон Триера. Действие было перенесено в современную Москву, а в акциях «идиотов» отразились главные темы российской жизни последних лет. Спектакль имел такой успех, что труппу пригласили и на следующий год.

Семен Штейнберг
актер
Мы приезжали в Авиньон дважды. В первый раз было что-то грандиозное, а во второй ехали туда уже как домой. На следующий год даже удивились: «Что это мы, как обычно, не собираемся в Авиньон?» В период фестиваля там происходит что-то немыслимое: последний спектакль заканчивается в 5 утра, и сразу же начинается первый спектакль следующего дня. 5000 представлений различного формата, на разных площадках: на улице, под каким-то столом, под навесом, в театре, закутке, подвале, квартире. Балаган в хорошем смысле слова. Все обклеено афишами, везде снуют люди, зазыва­ющие на спектакли сутки напролет.

«Идиотов» мы играли на открытом воздухе. И в один из дней задул мистраль – тот самый знаменитый ветер с севера. Он сносил все наши декорации, и мы держали их руками, играя спектакль. Мне запомнился момент, когда стриж, который летал внутри, ударился во время спектакля о раму, на которой висел свет, и камнем упал прямо передо мной. По ходу сцены я его поднял, он пришел в себя у меня в руках и улетел. Это было удивительно. В закрытом помещении такого не испытаешь.

Был дикий ажиотаж и интерес к нам. Публика на фестивале невероятно интеллектуальная, просто международный сгусток интеллекта. И конечно, для нас была большая ответственность представлять Россию на фестивале, где очень долго не показывалось российских постановок. Статус Авиньона в театральном мире – как у Каннского фестиваля в кино. Прошло все с успехом, несмотря на трудности. Я думаю, и мы, и зрители получили впечатления, которые останутся с нами на всю жизнь.

Один Байрон
актер
Выйти на сцену в роли Чичикова на юбилейном, 70-м Авиньонском фестивале, играть такую важную для русскоговорящего мира и русской литературы роль – это был один из главных вызовов в моей жизни. Не уверен, что я достоин такой чести. Но это случилось! Надеюсь, Россия могла бы гордиться таким Чичиковым.

5. 2014–2016 годы
Игра в классику
В афише «Гоголь-центра», постоянно терзаемого Следственным комитетом на предмет «тлетворного влияния» и «порочного содержания» спектаклей, можно увидеть не только «новую драму», но и множество классических названий: «Мертвые души», «Обыкновенная история», «Кому на Руси жить хорошо». Как бы публика ни относилась к постмодернистским трактовкам Серебренникова с его бунтующими неформалами, рэперами, байкерами, полицейскими, бомжами и логотипами московского метро – на современной сцене он стал одним из главных интерпретаторов русской классики. В 2015 году в НИИ им. Лихачева проводили проверку спектаклей Константина Богомолова и Кирилла Серебренникова на предмет соответствия духу и букве классических текстов. «У мракобесов обострение», – комментировал Серебренников в «Известиях». Результаты проверки так и не были обнародованы.

В этот же период Серебренников ссорится с национальной театральной премией «Золотая Маска» «из соображений гигиены» – в жюри «Маски» были люди, подписывавшие письма против «Гоголь-центра». Единственным спектаклем Серебренникова, удостоенным этой премии, остаются скандальные «Отморозки» 2011 года.

Валерий Печейкин
сценарист, драматург
В наследии классика какая-то часть обязательно переходит из «нетленного» состояния в «консервированное». У любого, даже самого благородного вещества есть период распада. Владимир Ильич Ленин, например, нуждается в том, чтобы раз в году ему пудрили нос, подклеивали то, что отвалилось, потому что толпы туристов должны видеть великого вождя нетленным. Вот и классикам мы сегодня какие-то части восстанавливаем. При всей глубине и гениальной простоте, которой они владели, есть необходимость в очень правильном и точном осовременивании.

6. 2017–2018 годы
Настоящее время
Если раньше лидер «Гоголь-центра» ставил все, что хотел, на бюджетные деньги, часто иронизируя над абсурдной российской машиной власти, и это вызывало изумление, то весной 2017-го государство перестало поддерживать Серебренникова. Ему было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Якобы режиссер присвоил деньги, выданные на проект «Платформа». При этом мало кто в Москве считает, что проблемы возникли из-за денег. Арест Серебренникова сравнивают с гонениями на Всеволода Мейерхольда, расстрелянного в 1937-м во время сталинских репрессий. Это событие всколыхнуло не только российскую творческую интеллигенцию, обратившуюся с открытым письмом к президенту, но и мировую – письма в поддержку Серебренникова отправили Изабель Юппер, Шарлотта Рэмплинг, Жан-Мишель Жарр, Давид Бобе, Гжегож Яжина, Михаил Барышников.

Однако лидер «Гоголь-центра» до сих пор находится под домашним арестом. А актеры продолжают работать без своего художественного руководителя. В числе последних премьер – два спектакля в рамках поэтического цикла «Звезда» о Михаиле Кузмине и Анне Ахматовой, выдвинутых на «Золотую Маску», «Молоко» Дениса Азарова, «Шекспир» Евгения Кулагина и великолепные «Маленькие трагедии» самого Серебренникова, выпускавшиеся уже без него. «Гоголь-центр» из обычного театра превратился в особое культурное пространство, где люди любят не только смотреть спектакли, но и сидеть в кафе, листать альбомы, смотреть кино, слушать лекции, принимать участие в дискуссиях и мастер-классах. Несколько месяцев назад стало известно, что Кирилл стал лауреатом престижной международной премии «Новая театральная реальность».

Александра Ревенко
актриса
Во время обучения в Школе-студии МХТ мы постоянно говорили о том, что такое современный театр. Театр по своей сути не может быть несовременным. Он всегда отражает то, что происходит в мире. Самое главное – театр должен быть живым. Об этом нам всегда говорил Кирилл Семенович, и ему было важно, чтобы мы видели и знали, что происходит вокруг. Чтобы для нас не было этой «четвертой стены» и мы не занимались искусством в какой-то изолированной комнате вне времени и пространства. Ему хотелось, чтобы мы были с открытыми глазами и сердцами. И только тогда начинали творить.

Сейчас, когда Кирилла Семеновича с нами нет, мы очень держимся друг за друга. В этой трудной ситуации мы все вместе. Конечно, мы очень ждем Кирилла Семеновича, и нам его не хватает. Но работы в театре сейчас много, все идет полным ходом. Выпускаются премьеры, репетируются спектакли. Мы до сих пор не верим в то, что произошло. На юбилей «Гоголь-центра» мы сами подготовили концерт для гостей – несмотря на все наши проблемы, получился очень теплый праздник. Было ощущение большого пройденного этапа.

Планы на 2018 год
Репертуарная политика театра сформирована Кириллом Серебренниковым на два года вперед, так что в ближайшем будущем нас ожидает много новых постановок:
•    В апреле состоится режиссерский дебют ведущего актера труппы Никиты Кукушкина, который представит спектакль «Боженька» по пьесе Валерия Печейкина – «комедию для детишек и взросленьких».
•    В мае постоянный соавтор Кирилла Серебренникова и ведущий хореограф театра Евгений Кулагин выпустит на Большой сцене спектакль «Две» о двух женщинах и одном мужчине. В главных ролях – Чулпан Хаматова и Инга Облодина.
•    На июнь запланирована премьера «Одиссеи» Гомера – первая режиссерская работа молодого артиста Александра Кузнецова. Троянская война там будет напоминать фестиваль в Вудстоке, а вместо воинов появятся хиппи с гитарами.
•    Весной режиссер Денис Азаров, постоянно исследующий грань между повседневностью и абсурдом («Елка у Ивановых», «Молоко»), представит сценическую интерпретацию нашумевшего в 2017 году романа Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него».
•    Еще одна, осенняя премьера – «Мизантроп» Жан-Батиста Мольера в постановке латышского режиссера Элмара Сенькова, уже поставившего для «Гоголь-центра» спектакль «Демоны».
•    А зимой режиссер Максим Диденко, известный своими визуально эффектными экспериментами на стыке жанров – театра, балета, мюзикла, кабаре и цирка, – поставит сюрреалистический гоголевский «Нос».

Фото по теме

Оставить комментарий

8f91d744c7a6611eadea965dad0bcde4aef1651b



 
29.05.2018
Raphael mingam
Роскошь чистого творчества. Van Cleef & Arpels. Рафаэль...
Такое впечатление, что Van Cleef & Arpels живет исключительно по собственным законам, не обращая внимания на кризисы, новые...
17.05.2018
226930_-
Люди и автомобиль. Барбара Дэвидсон. Volvo Moments
Проект Moments американского фотографа Барбары Дэвидсон можно увидеть в московском Манеже с 11 апреля по 27 мая...
17.05.2018
_mg_1639
Между прошлым и будущим. Manopus. Артем Багдасарян
Название московского часового ателье Manopus сложено из двух слов, manus – рука, и opus – творение. Точнее и...