18+

Бен Занк в каждом из нас

Текст: Александра Горелая, Фото: Бен Занк

10.02.2016

335

Американец Бен Занк, живущий в Новой Зеландии, довольно нестандартно подошел к созданию автопортретов. На протяжении года он ежедневно снимал себя, вписывая каждую фотографию в сюжет – мистически-объемный, одиноко-отчаянный или, напротив, иронично-фантасмагоричный. Бен то сидит перед чернотой, словно не решаясь ступить в ее глубину, то пытается вылезти из заиндевевшей расщелины в горах, то лежит посреди дороги, пригвожденный к ней желтой разделительной полосой, то светится под искрящимся светом, будто пропуская его сквозь себя. В каждом снимке сокрыт тайный смысл, который причудливо меняется в зависимости от настроения того, кто на него смотрит. О комичных ситуациях, возникших во время съемок, и настроении, управляющем процессом и жизнью, мы и поговорили с Беном.

Готовясь к этому интервью, я, как и положено, прочитала про вас все, что смогла найти в интернете. Надо признать, информации не так много. Однако есть одна любопытная фраза, которая повторяется из сайта в сайт: «Творчества Бена Занка – это аллегория усталости от мира». Что это, Бен? Вы всерьез так устали от мира?

Ого, какая жесть! Не припомню ни одной статьи, чтобы обо мне прямо так и писали. Хотя, признаюсь, временами начинает казаться, что мир не способен дать мне то, что я от него хочу. Но именно это вам и нужно, если хотите самосовершенствоваться и ставить новые задачи. Иногда во время съемки меня одолевают эмоции. Во время работы я как бы превращаюсь в другого человека. Не такого, как во время общения с людьми. Бываю или переполнен энергией, или, наоборот, полностью опустошен, от этого обычно и зависит, какой получится фотография. Если я бодр и весел, то делаю более рискованные кадры. А если на душе тяжело, снимки получается темные и странные. С тех пор, как я перебрался в Новую Зеландию, у меня возникают перепады настроения, но последнее время дела определенно обстоят лучше.  

В последние месяцы я настолько часто сталкиваюсь с сюрреализмом, что порой мне кажется, будто тону в этих бесконечных депрессивно-сонных образах. Чем вас, молодых художников, привлекает этот жанр? Почему именно сюрреализм, Бен?

В наши дни такие программы, как Photoshop, доступны всем, а с их помощью сюрреалистические сюжеты делать совсем несложно. Тем более что сюрреализм сегодня в почете – все его смотрят, поэтому многие молодые люди и начинают использовать такую манеру повествования. Я бы сказал, что клишированные аккаунты в Instagram с банальными и нетворческими композициями гораздо хуже, но это тема для отдельного разговора. С другой стороны, не все стали сюрреалистами. Полным-полно молодых фотографов, снимающих мир моды и пейзажи на старые крупноформатные пленочные камеры. Их реже замечают. Я начал называть свои работы «сюрреалистичными» только после того, как услышал, что так их характеризуют другие. Если вы пролистаете фотографии на моей страничке в Facebook, то заметите, что раньше я в основном делал портреты и юмористические снимки. К сюрреализму шел постепенно: казалось, что с его помощью я смогу лучше самовыразиться. А еще он мне просто нравится. Я считаю, что большинство фотографий катастрофически скучны. Надеюсь, что сквозь мрачность некоторых моих работ вы сможете увидеть в них юмор, потому что кадры просто нереально смешные.

Расскажите, как начали фотографировать, ведь, насколько я знаю, вы журналист?

Почти попали! Впервые я взял в руки фотоаппарат, когда мне было 18 лет. Но в то время я и подумать не мог, что когда-нибудь стану заниматься фотографией профессионально. Я поступил в колледж журналистики, потому что надеялся таким образом получить диплом без проблем. Не хочу обижать своих профессоров, но так оно и вышло. Вообще говоря, большую часть времени мне удалось провести в лесу, снимая природу, в то время как мои коллеги трудились над статьями, которые у них получались куда лучше, чем у меня. Сожалею ли я о годах такой учебы? Вообще-то нет. Думаю, тогда я многое понял о самом себе, а также освоил весьма полезные навыки, которые затем помогли мне расти как профессиональному фотографу.

Вы начинали со старого пленочного фотоаппарата Pentax ME Super 35 мм, а сейчас используете в работе цифровой Nikon D90. Ностальгируете по пленке? Ведь считается, что цифра лишает фотографию души. Или, может, напротив, она открывает перед ней все новые возможности?

Я несколько месяцев снимал на Pentax ME Super, но к 19-летию у меня появился Nikon D90. Впрочем, я давно не пользовался этим фотоаппаратом. Сейчас работаю с Canon 5D Mk III, купленным в том числе и на щедрые пожертвования на краудфандинговой платформе Indiegogo. Я согласен с тем, что у пленки есть особые свойства, которых не добьешься на цифре. Снимки, сделанные пленочным аппаратом, разговаривают с вами, как настоящие воспоминания. Живые, но не совсем точно передающие то, что было в действительности. Цифра же чересчур точна. У ней нет той органики, души, которая присутствует в пленке. На мои работы это обстоятельство никак не влияет, потому что большая часть из них стремится запечатлеть форму и композицию, а не людей и их эмоции. Цифровая фотография позволяет производить манипуляции, которые были бы невозможны с пленкой. А еще цифра дешевле, что также является немаловажным фактором.

Снимки, сделанные пленочным аппаратом, разговаривают с вами, как настоящие воспоминания. Живые, но не совсем точно передающие то, что было в действительности. Цифра же чересчур точна. У нее нет той органики, души, которая присутствует в пленке

А что за история с Canon 5D Mark II и болотом?

Поганый был денек. Камера упала с треножника в какое-то болотце. Я пытался ее спасти, сушил рисом несколько дней, но при включении дисплей показывал только обреченное – «Ошибка 20». Мои замечательные поклонники и друзья собрали огромную сумму – 1287 долларов, и я смог купить себе новую камеру.

Как вам удается снимать столь необычные автопортреты? Меня, например, обожгла фотография, где вы подо льдом и с пальцами, которые привязаны к земле, будто пытающаяся вырваться марионетка.

Ситуации, изображенные на многих моих работах, вовсе не были так опасны, как кажется на первый взгляд. Другие же фотографии, напротив, не выглядят страшно, но, поверьте, они делись в сложных условиях. А при работе над снимком, о котором вы спросили, реальной опасности не было. Я просто взял толстый слой льда, положил его на бревно и затем использовал черную ткань, чтобы свет перестал отражаться. Так я добился «подводного» эффекта. Единственное, что меня раздражает в связи с этим кадром, – желание моих коллег его скопировать, используя Photoshop. Я же шел по противоположному пути.

Бывали у вас проблемы с полицией или ярыми общественниками, когда вы делали свои снимки? Наверняка происходили какие-то комичные случаи.

Это случалось столько раз, что я даже сосчитать не могу. В основном проблемы были из-за незаконного проникновения на чужую территорию. А самая смешная вещь произошла давным-давно, когда только начинал фотографировать. Я поджег книгу, чтобы сделать довольно банальный кадр, и какой-то доброжелатель вызвал пожарных. Они приехали, облили мою книгу водой и уехали. Думаю, пожарные были очень взбешены из-за ложной тревоги. Однажды меня чуть не арестовали. Полицейские сказали, что если еще раз поймают, то упекут в тюрягу. В школе я уже получал испытательный срок, потому что среди бела дня залез на крышу, чтобы пофотографировать. Но за то, что я проникал в здания полицейских участков, меня ни разу не ловили.

Многие фотографы, по их собственному признанию, терпеть не могут пост-обработку снимков. А у вас какой этап вызывает наиболее теплые чувства?
Люблю доводить дело до стадии, на которой остается только немного подправить цвета. Я испытываю невероятную радость, когда удается добиться желаемого эффекта непосредственно при съемках на местности без каких-либо ухищрений. Хотя для создания работ высокого качества Photoshop все еще необходим на 100%.

В одном из интервью вы упомянули, что для своего нового проекта фотографируете по три часа каждый день. Расскажите о нем?

Думаю, вы говорите о проекте «365», которым я занимался с 2012 по 2013 год. Тогда я работал по четыре-пять часов каждый день в течение года. Проект позволил мне добиться быстрого прогресса в мастерстве. Если бы не он, я бы не стал тем, кем являюсь. Заставлять себя ежедневно заниматься творчеством – это все равно что кидать кости. Чем чаще их бросаешь, тем выше шансы, что однажды ты добьешься желаемого результата.

Надеюсь, что сквозь мрачность некоторых моих работ вы сможете увидеть в них юмор, потому что отдельные кадры просто нереально смешные

Вы где-то выставляетесь? На каких площадках, помимо интернета, можно на вас посмотреть? Или современным фотографам живые выставки не очень-то и нужны? Кто ваш зритель?

Моя аудитория – это коллеги-фотографы в возрасте 18–35 лет, преимущественно женщины. Полагаю, гомосексуалисты постарше также меня любят, не особо это афишируя. Честно говоря, я только что отменил намечавшуюся выставку, потому что мне не нравились время и место ее проведения. Сейчас мои работы можно увидеть или в интернете, или, собственно говоря, купив копии. Я бы хотел больше выставляться, но процесс организации экспозиции отбирает не только время, но и деньги, потому что ты должен платить за распечатку всех снимков: у галерей нет на это средств. Раньше абсолютно все мои фотографии были доступны на Flickr, начиная с первого кадра, который я сделал в марте 2010 года на Pentax ME Super. Сейчас проще всего найти старые работы на Pinterest или Tumblr. Так что удачного просмотра!

Фото по теме

Оставить комментарий

3ac557d2d19c2cdbe281c0c0f35f2e9259e97466



 
29.05.2018
Raphael mingam
Роскошь чистого творчества. Van Cleef & Arpels. Рафаэль...
Такое впечатление, что Van Cleef & Arpels живет исключительно по собственным законам, не обращая внимания на кризисы, новые...
17.05.2018
226930_-
Люди и автомобиль. Барбара Дэвидсон. Volvo Moments
Проект Moments американского фотографа Барбары Дэвидсон можно увидеть в московском Манеже с 11 апреля по 27 мая...
17.05.2018
_mg_1639
Между прошлым и будущим. Manopus. Артем Багдасарян
Название московского часового ателье Manopus сложено из двух слов, manus – рука, и opus – творение. Точнее и...