18+

Добро пожаловать в рай

04.04.2011

Hemis_383244

Единая зона катания Paradiski («Лыжный рай») появилась на карте Франции относительно недавно – в 2003 году, после объединения двух до этого независимых курортов: Плани и Арка. Построенные в конце 1960-х годов, эти горные станции могут похвастать не только прекрасными возможностями для зимнего отдыха, но и любопытными архитектурными решениями. Именно под таким углом зрения WATCH рассказывает их историю.

Французы, увлеченные идеей рационального переустройства мира еще со времен Просвещения, обожают градостроительные прожекты. Большинство модных курортов были построены в этой стране буквально с чистого листа – как высокодоходные предприятия. Горнолыжные станции Плань и Арк не исключение: их придумали и реализовали в 1960-х, сделав территорией преломления самых смелых конструктивистских идей. Но архитектурные эксперименты на высоте 2000 метров над уровнем моря не закончены и сегодня: в 2003 году тут возвели еще один поселок – Арк 1950, в котором спустя сорок лет модернизм уступил место играм в стиле кантри. И такая смена приоритетов, безусловно, весьма показательна с точки зрения господствующих в архитектурно-дизайнерском сообществе настроений.

Плань: родина красных шапок и снежных теплоходов

Впрочем, в отличие от Арка, в Плани люди жили задолго до начала горнолыжного бума – в середине XIX века здесь были обнаружены залежи серебряной руды и началось их активное освоение. Однако через сто лет полезные ископаемые практически полностью исчерпались и поселок оказался на грани исчезновения: молодежь, не желая прозябать в Богом забытых горных деревушках, отправлялась на поиски лучшей доли в Шамбери и Лион. В таких непростых условиях мэру городка Эм, врачу и герою французского Сопротивления Пьеру Борриону и пришла в голову гениальная идея – построить в Плани горнолыжную станцию. Четыре деревни поддержали авантюрную затею и, объединив усилия, в сочельник под Рождество 1961 года открыли два первых бугельных подъемника.

Сегодня это кажется невозможным – всего за четыре года убедить администрацию департамента Савойя начать реализацию проекта, найти инвесторов, разработать план будущей станции и сделать первые шаги по претворению его в жизнь. Но в 1960-х горнолыжные курорты росли на альпийских склонах буквально как грибы. Кроме того, смелую инициативу Борриона поддержал не кто иной, как Эмиль Алле, один из самых выдающихся спортсменов своего времени, обладатель ордена Почетного легиона, абсолютный чемпион мира, бронзовый призер Олимпийских игр 1936 года и изобретатель «фюзо» – первых настоящих горнолыжных штанов из плотной, слегка тянущейся шерстяной ткани. В апреле 1960-го он облетел на вертолете будущую зону катания и вынес вердикт: «Станции быть». Так проект запустили в действие.

Автором единого плана курорта (предполагающего строительство не только туристических резиденций, но и подъемников, трасс, дорог и парковок) стал 27-летний Мишель Безансон, модернист, конструктивист и, безусловно, большой поклонник Ле Корбюзье. Именно он убедил Борриона не просто немного обустроить Плань, но начать здесь полномасштабное строительство самой большой во Франции горнолыжной станции.

Свое наиболее знаменитое творение Бе­зансон возвел в поселке Эм-Плань (Aime La Plagne). Геологические особенности высокогорного плато позволяли там строить лишь на очень узком и четко определенном участке (длиной 220 метров и шириной 50 метров). Кроме того, будущее здание должно было служить еще и своеобразным форпостом от ветра и снега. Так у архитектора родилась идея громадного 18-этажного дома-корабля, трехпалубного «Теплохода снегов» (Le Paquebot des Neiges), как окрестил его автор (или «Титаника», как иронично называют на курорте). «Сама природа нарисовала мне такой образ, – объяснял он свой замысел. – Это не просто здание, а целая деревня. Настоящий “Лучезарный город”, о котором мечтал Ле Корбюзье». И действительно, многоэтажный «корабль», объединивший отели, рестораны, пункты проката, спортзал, кинотеатр и самые разные коммерческие службы, создавал все условия для автономной и совершенно нормальной жизни на высоте 2100 метров. В 2003 году творение Безансона было признано «Архитектурным досто­янием XX века». В 1966 году, всего через пять лет после строительства первого подъемника, Пьер Боррион решил, что пора рассказать о новом курорте всей Франции, – и Плань приняла участие в популярнейшем телешоу Гая Люкса Interneiges, в котором соревновались команды из разных городов. К этому важному событию и разработали знаменитую эмблему станции – человечек-снежок в ярко-красной шапке. Его придумал Матье Дисс, дизайнер, художник и креативный директор рекламно-маркетингового агентства Havas (в настоящее время второго по величине во Франции). В день прямого эфира зрителям бесплатно раздавались веселые головные уборы. Так Плань получила прозвище Станция в Красной Шапке. С тех пор человечки-снежки обитают на курорте буквально повсюду, а один из лучших ресторанов в поселке Плань 1800 так и называется – Le Petit Chaperon Rouge («Красная Шапочка»). Кстати, кроме отменной кухни это заведение примечательно еще и старыми фотографиями, наглядно рассказывающими историю места: усталые рабочие с вагонетками, мирно пасущи­еся коровы – всего каких-то десять лет, и мы уже видим щеголей с бакенбардами и в джинсах, позирующих на фоне только что возведенного «Теплохода снегов».

Сегодня Плань, несмотря на бурное модернистское прошлое, – прежде всего семейный курорт. Ухоженные и очень комфортные склоны, горнолыжные детские сады и школы и даже единственная во Франции бобслейная трасса, построенная к Олимпиаде 1992 года, по которой катают туристов за 38 евро. Станция состоит из шести поселков, расположенных на высоте от 2050 (Белль-Плань) до 1250 метров над уровнем моря (Моншавен), и потому способна предложить своим гостям самые разно­образные условия проживания. Все здесь добротно, качественно и очень буржуазно в самом хорошем смысле этого слова, как круглые роговые очки, бывшие когда-то фирменным знаком Ле Корбюзье.

Арк: обращенный к солнцу

Если Мишель Безансон мог только мнить себя последователем пионера модернизма, то Шарлотта Перриан, проектировавшая первый из Арков – Арк 1600 (всего поселков с таким названием сегодня четыре), таковой и являлась. Ученица, а потом и соратница Ле Корбюзье, она любила и ненавидела мэтра, порывала с ним и обвиняла в плагиате, но до конца своих дней оставалась его преданной последовательницей. Когда Перриан приехала на место будущего строительства, ей уже стукнуло 65, но революционерка от архитектуры по-прежнему не боялась смелых экспериментов. Арк 1600 (названный так по высоте расположения) был не первым ее горнолыжным курортом (она строила, например, в Мерибеле), но, безусловно, самым выдающимся. Арк создали с чистого листа, буквально на голом месте. Идея возвести на бывших пастбищах отели, рестораны и подъемники пришла в голову горному гиду и лыжному инструктору Роберту Блану, который давно приглядывался к здешнему рельефу и смог убедить предпринимателя Роже Годино вложить деньги в смелую затею. Впрочем, ничего амбициозного строить не предполагалось. Это сегодня Арк мегакурорт, а в 1968 году тут воздвигли лишь малюсенький поселок, состоящий из одного отеля, нескольких магазинов и апартаментов. Таково было принципиальное условие Шарлотты Перриан. Удивительно, но до сих пор его никто не нарушил – курорт развивался ввысь: в 1975-м появился Арк 1800 (самый большой из одноименных собратьев), в 1979-м – Арк 2000, в 2003-м – Арк 1950. А вот Арк 1600 остался в своем первозданном варианте.

Горные курорты Плань и Арк, построенные в 1960-е, стали территорией преломления самых смелых конструктивистских идей

Что же так оберегала Шарлотта Перриан? Она пыталась сохранить природу. Именно максимальная интеграция в окружающее пространство стала краеугольным камнем ее архитектурной концепции. В Арке 1600 никто не бросает вызов горным вершинам, не претендует на звание форпоста и не оттягивает на себя внимание. Гостиничный комплекс Cascade построен Перриан исключительно из натуральных материалов местного происхождения. Благодаря своей каскадной структуре здание как бы «лежит», а не «стоит» на склоне, повторяя тем самым рельеф и не загораживая собой здешние пейзажи (в том числе возвышающийся над горизонтом Монблан). Принцип открытости внешнему миру соблюден и в дизайне интерьеров. Огромные панорамные окна, большие террасы, выходящие исключительно на восток и юг, поближе к солнцу. Причем номеров без террас в Cascade вообще нет. Все последующие Арки возводились по тому же принципу – каскадом поднимаясь к солнцу, не противостоя рельефу, а как бы повторяя его. В строительстве этих поселков Шарлотта Перриан уже не принимала участия и лишь спроектировала внутреннее пространство нескольких резиденций в Арке 1800 (их отличительная черта – наклоненные вниз полы в местах общественного пользования, как бы имитирующие очертания склона за окном). Самый последний из Арков, расположенный на высоте 1950 метров над уровнем моря, открыли относительно недавно – в 2003 году. И вместо привычных для курорта мегаапартаментов здесь возвели настоящую савойскую деревню. Такая смена приоритетов, безусловно, неслучайна: Арк 1950 строили как премиальное место отдыха, а в современном мире гламур и изыск больше не ассоциируются с конструктивистскими формами. Но новодельно-традиционный Арк выглядит очень органично и совершенно не перечит своим одноименным «коллегам». Его возвели по единому рациональному плану: резиденции класса люкс, открытые бассейны, джакузи, элегантные магазины, подземные парковки (въезд машин на территорию поселка категорически запрещен), бары и рестораны, формат которых заранее предопределен (в «деревушке» должны обязательно присутствовать заведения японской, итальянской, савойской и высокой французской кухни). Впервые попадая в Арк 1950, без всяких сомнений веришь в его подлинность и даже не догадываешься, что здешний «савойский дух» создан канадской девелоперской компанией Intrawest, в 2009 году продавшей проект Pierre & Vacances Group.

Строительство Арка 1950 стало прекрасным завершающим этапом в истории развития курорта. Задуманный в 1960-е как смелый эксперимент, в 1970-е он стал одним из центров массового туризма (благодаря возведению многоэтажных мегарезиденций) и вступил в новое столетие сказочной деревушкой, где пестуют комфорт, камерность и индивидуальный подход, а в качестве альтернативы горнолыжным и сноубордическим забавам предлагают расслабляющие Spa-программы. 

 


Плань

  • Цирковая структура курорта максимально удобна для разносложного катания
  • Широкие возможности негорнолыжных развлечений: бобслей, ледяная стенка для скалолазания, сноурафтинг, прогулки в снегоступах, сквош, бассейн, парапланеризм
  • 6 дискотек и 4 ночных бара
  • Рекомендуемые рестораны: Matafan и Carlina (Белль-Плань) и La Bergerie (расположен на трассе над Плань-Белькот)

 

Арк

  • Благодаря рельефу Арк предлагает более интересные трассы, чем соседняя Плань
  • Считается одним из центров внетрассового катания и европейской родиной сноуборда
  • Ночное катание и занятия параглайдингом
  • Самая активная ночная жизнь процветает в Арке 1800 и Арке 1950
  • Рекомендуемые рестораны: Chalet de Milou (Арк 1800) и Les Chalets de L'Arc (расположен на трассе над Арком 2000)
Фото по теме

Оставить комментарий

Efacd3efcdd1a04ff61ae28c3e71bdec3df6bd68



 
07.11.2018
Jlr2659 (1)
Jaguar и Land Rover представляют новую коллекцию аксессуаров
Бренды Jaguar и Land Rover представляют линейку новых фирменных аксессуаров коллекции 2019 года. Выполненные вручную аксессуары...
07.11.2018
Karri_soup_s_krevetkoy
Fumisawa Sushi: японская осень
В этом сезоне шеф-повар Fumisawa Sushi, знаток традиционной японской кухни и экспериментатор Джун Кондо значительно обновил...
07.11.2018
Slezy_geishy_1-min
Mr. Lee: новые коктейли в азиатском стиле
Шеф-бармен ресторана Аркадия Новикова Mr. Lee Роман Морозов добавил яркие азиатские вкусы в московскую осень.