18+

Любимый кинонегодяй

Текст: Уоллис Эвери / Famous

04.12.2013

Ap100913016976

В Париже Венсан Кассель бывает нечасто, давно предпочитая Франции Бразилию, но нам повезло – мы поймали его во французской столице. И актер даже согласился уделить нам время, правда, сразу заявив, что обсуждать развод с женой Моникой Беллуччи не намерен. Когда разговариваешь со знаменитым французом, вообще необязательно ходить вокруг да около. Кассель склонен давать прямые и честные ответы. А если он не захочет касаться какой-то темы, прямо скажет вам об этом. Немногословность и прямота – отличительные черты одного из самых харизматичных актеров Франции.

Венсан Кассель знаком широкому зрителю прежде всего по рельефным образам кинонегодяев. Вспоминаются его малосимпатичные персонажи из «Порока на экспорт», «Братства волка», «Ненависти» и «Необратимости». И актер утверждает, что искренне любит всех подлецов, которых изображает на экране. «Играть хороших парней – скука смертная», – говорит Кассель, характерно прищуривая правый глаз. И действительно выглядит просто отпетым паршивцем.

«Обычно главный положительный герой – редкостный зануда, и близко не напоминающий то, что мы можем наблюдать в повседневной жизни, – продолжает актер. – Герои в реальности почти не встречаются. А встречаются люди, озабоченные своими проблемами и воюющие с собственными недостатками. Негодяи, шантрапа и шваль – называйте их, как хотите, они подстерегают нас на каждом углу. И их пороки видны гораздо отчетливее, чем все положительные свойства добродетельных граждан».

Секреты мастерства: играй, а не думай

Что ж, герои Касселю попадаются нечасто. Зато недавно он имел счастье познакомиться с американской актрисой Розарио Доусон, ставшей его партнершей в фильме «Транс» английского режиссера Дэнни Бойла. Это последняя из вышедших на экраны картина с участием Венсана. С первых же минут знакомства с Доусон он понял, что работать вместе будет очень здорово и результат получится потрясающим.

«Я заранее знал, что она окажется очень симпатичной, – смеется актер, – потому что у нее парень – француз. Розарио просто красавица. А еще она сексуальна, и в ней есть нечто неповторимо нью-йоркское, что мне очень нравится».

Но к разладу Касселя с женой Розарио ни имеет никакого отношения. И тему развода поднимать в беседе совершенно бесполезно – не помогут никакие журналистские уловки: раз Кассель сказал, что не будет говорить, – значит, не будет.

А вот о работе над фильмом «Транс» он по-прежнему вспоминает с большой охотой и нескрываемым удовольствием. На съемочной площадке Венсан обрел полную творческую свободу. Хотя иногда, по его мнению, свобода может только помешать актеру.

«Я думаю, что актеры не должны много думать. Это во-первых. Актерская игра исходит не от интеллекта, а от эмоций, от того, насколько ты умеешь раскрепоститься и не бояться показаться смешным. Нужно уметь прочувствовать эпизод. Если тобой руководит хороший режиссер, все получается легко и безболезненно. А вот если ты работаешь с кем-то, в ком уверен не до конца, тогда нужно как следует все обдумывать, ведь не ясно, чем все закончится и будет ли итог пристойным. Тогда нужно самому позаботиться о том, о чем актеры вообще-то не должны думать. А если ты работаешь с Дэнни или с кем-то еще из настоящих мастеров, твоя задача – сосредоточиться на эпизоде. И все … Все должны делать свою работу. Если ты актер – играй!»

 

Актеры не должны много думать. Актерская игра исходит не от интеллекта, а от эмоций. Нужно уметь прочувствовать эпизод

 

Принцип общения с режиссером: вместо двадцати слов используй три

При этом создавая образ таинственного Фрэнка, нанимающего женщину-гипнотизера Элизабет (Розарио Доусон), Венсан не получал от режиссера четких и однозначных инструкций. «Обычно никто не дает указаний, как играть конкретного героя, – объясняет нам Кассель особенности съемочного процесса. – Важнейшая часть работы режиссера – кастинг. Если на роль пригласили нужного человека, режиссеру не надо пускаться в пространные объяснения на съемках. Когда люди много говорят, это верный знак, что что-то не в порядке. Нужно плыть по течению, наслаждаясь работой в каждом эпизоде. Когда начинаются объяснения, приходится много думать. Я снимался у Жака Одиара в фильме “Читай по губам”. Он пришел ко мне на второй день съемок и начал что-то говорить, говорить, говорить… Он, конечно, большой спец, но меня стало сильно клонить в сон. Я ему говорю: “Жак, ты эти свои разговоры заканчивай. Вместо двадцати слов используй три. Я уверен, это тебе по силам. Обозначь основную идею: чего именно ты от меня хочешь. Иначе моя энергия уйдет впустую”. С того дня он больше со мной не разговаривал. Ну или по крайней мере стал гораздо лаконичнее».

Болтливый или молчаливый, сдержанный или истеричный – если режиссер действительно великий, Кассель многое готов ему простить. «Честно говоря, для меня самое главное – это режиссер. Я убежден, что можно снять великий фильм, не имея великого сценария. Главное, чтобы режиссер был что надо. А если у вас отличный сценарий, а режиссер так себе, то толку от вашей работы не будет».

Голливуд: туда меня никогда не заносило

А что думает Венсан о Голливуде? Чем, на его взгляд, голливудские сценарии отличаются от тех, что попадаются во французском кино? Этот вопрос неожиданно немного разозлил Касселя – будучи европейским и, более того, французским актером, он совсем не хочет, что его поклонники думали, будто он грезит о Голливуде.

«Кажется, мы не совсем четко представляем себе, что же такое Голливуд. “Транс” – это английский фильм, а не голливудский. Я работал с Кроненбергом. Он канадец, а фильм делали англичане. Я работал с Содербергом, который всегда полностью контролирует весь съемочный процесс – это было и в “Оушенах”, и в других фильмах, так что в по-настоящему голливудском фильме я не снимался никогда. Мне доводилось работать только с режиссерами, никогда не выпускающими рычаги управления из своих рук. В разухабистые голливудские проекты, где продюсер – царь и бог, меня ни разу не заносило».

«Разве такому блистательному актеру, как Венсан Кассель, голливудские продюсеры никогда не делали заманчивых предложений?» – не можем мы устоять от прямого уточняющего вопроса. «Конечно, делали, – отвечает Кассель с ухмылкой. – Но у меня нет желания в них участвовать, потому что жизнь коротка, и я не хочу заниматься тем, на что не стоит тратить время».

«Знаете, мне вообще пока везло, – продолжает он. – В кинобизнесе пруд пруди грубиянов, а я попадал в неприятные ситуации нечасто. Как я уже сказал, многие актеры склонны слишком много думать. Они не держат руку на пульсе. Актер должен уметь раскрепоститься, не боясь показаться смешным».

Как стать актером: сначала пойти в клоуны

А вот Кассель точно умеет быть смешным. Этой способности он обучился в школе клоунов. Актер не жалеет о том времени. «Там я научился быть свободным, в том числе и от всех предрассудков. Многие актеры любят поразглагольствовать. А им следовало бы молчать в тряпочку и заниматься своим делом: играть!»

 Вспомнив, как все началось, Венсан не может не упомянуть и своего отца Жан-Пьера Касселясценариста, певца, танцора и режиссера, воспитавшего троих детей, каждый из которых стал актером.

«Мой отец был актером, и мне было очень легко примерить все это на себя. Стать киноактером непросто, потому что приходится проходить через изнурительные кинопробы. Проще начинать с театральной сцены или вообще с работы уличным артистом. По этому пути я и пошел. Давал представления на улице, и у меня появлялись кое-какие идеи. Потом была цирковая школа, где я учился на клоуна. Я очень серьезно всем этим занимался. Так мне было проще самовыражаться, воплощать свои мечты в реальность и зарабатывать деньги».

Цирковая школа? Клоун?! Похоже, Кассель не шутит: в начале своей актерской карьеры он действительно был клоуном!

«Клоунада – прекрасная актерская школа, – добавляет Кассель. – Чтобы что-то изобразить, нужно быть очень наблюдательным и уметь смеяться над тем, что видишь. Думаю, это отличная тренировка. Клоун совсем не обязательно должен носить красный нос. Нужно уметь придумывать смешные ситуации, мизансцены. Здесь важны и актерское мастерство, и импровизация, и акробатика. Вообще клоуны – цирковые универсалы. Они должны уметь делать все. В их работе главное – импровизация. Без неожиданностей клоунада невозможна, неинтересна. Так же и в кино. Если вы отыграли дубль в точности, как это было запланировано в сценарии, придется все повторить. Нужно, чтобы что-то пошло не так. Только в этом случае может получиться что-то интересное».

 

Я мало работаю. Снимаюсь в одном-двух фильмах в год. Не больше. Если честно, мне быстро надоедают и съемки, и промотуры

 

О себе настоящем: на самом деле я совсем не страшный

Касселю довелось пожить в Париже, Риме, Лондоне и Рио. По последнему из этих адресов он прописался надолго: «Я часто ездил сюда в течение 25 лет, и мне здесь все нравится. Правда, много лет тут было слишком опасно. Рио был печально знаменит своей преступностью, но сейчас дела пошли на поправку. На юге города теперь все спокойно. Бандитов оттуда вроде как попросили. Экономика все лучше и лучше. Качество жизни высокое. Здесь мне нравятся погода, люди, культура, кухня… вся страна. Когда ты что-то любишь, этому не всегда можно найти причину. Ты это любишь, и все тут».

По словам Касселя, он владеет четырьмя языками и все увереннее чувствует себя в португальском, на котором говорят в Бразилии.

Кассель умеет приспосабливаться к самым разным культурам, и нам не терпится выяснить, какой же он на самом деле. Мы давим на него в надежде вызвать к жизни хотя бы одного из воплощенных им на экране монстров. К нашему удивлению, Кассель не сердится и не выходит из себя. Наоборот, он с готовностью приоткрывает более тонкие грани своей души.

«На самом деле я совсем не страшный», – пытается убедить нас Кассель. Может, он и правда мягкий внутри? И поэтому его тянет играть негодяев?

«Наверное, это так, – признается актер. – Мне часто задают этот вопрос. Кстати, я не пытаюсь сделать своих героев чересчур жесткими, потому что если твоя склонность к насилию выражена слишком ярко, значит, внутри ты слабак. Чаще всего насилие вызвано неуверенностью в себе».

Ладно, поверим на слово…

Мы спрашиваем Касселя о ближайших творческих планах, о съемках в фильме «Малыш 44» о самом известном советском серийном маньяке Чикатило, которые задумал режиссер Дэниел Эспиноза. И Венсан отказывается говорить о будущем и неожиданно признается нам в большой кинематографической лени.

 «Я мало работаю. Снимаюсь в одном-двух фильмах в год. Не больше. Если честно, мне быстро надоедают и съемки, и промотуры. Если этим занимаешься не слишком часто, то прекрасно себя чувствуешь. А если не делать передышек, можно повредиться в уме и подорвать свое здоровье».

Так или иначе, несмотря на проблемы в личной жизни, Кассель находится сегодня в прекрасной форме. Он само очарование и учтивость. Правда, пару раз в нем промелькнуло нечто напоминающее его суровых киногероев. И даже кое-что из «клоунского периода». Главный же наш вывод таков: Кассель, конечно, всеми силами пытается показать, что в жизни он совсем не такой, как его кинообразы. Но прости нас, Венсан! К чему скрывать: мы любим в тебе негодяя!

Фото по теме

Оставить комментарий

12daad6d667cbe720a070fe897f111c42e4e66b6



 
18.01.2021
Shutterstock_1718886205_for_web
Люкс спешит на помощь
2020 год стал не только годом карантина и закрытых границ, но и удивительным временем объединения против общей опасности...
16.01.2021
088a7160_for_web
Сладкая жизнь из печи
Генрих Карпин, владелец ресторанного холдинга il FORNO Group, коллекционер часов Swatch и Rolex, открыл свое первое заведение в...
15.01.2021
Img_1556_for_web
Пространство рефлексии Павла Отдельнова
Поступив в юности в Нижегородское художественное училище, Павел Отдельнов добирался на учебу из родного Дзержинска на...