18+

Русские идут

текст: Екатерина Истомина

14.12.2017

13_russ_watches2

В этом  году отмечается не только 100-летие русской революции, но и 90-летие советской часовой промышленности – соответствующий указ был подписан Советом труда и обороны в 1927 году. И через три года открылся Первый часовой завод, где впоследствии выпускали легендар­ные «Штурманские». Отрадно, что именно в юбилейный год русские часы вновь громко заявили о себе: модель Joker Константина Чайкина приняла участие сразу в двух престижных международных часовых мероприятиях – она была номинирована на Гран-при Женевы и выставлена на торги благотворительного аукциона Only Watch. Что из себя представляет современная российская и чем гордилась бывшая советская часовая индустрия – в нашем обзоре.

Русские часовые традиции – это не только дореволюционное и советское инженерное искусство. Современные русские часовщики работают не менее плодотворно, чем их предшественники.

Победы Чайкина и «Ника» для всех
Самым главным «ученым» и «высоким» часовщиком России сегодня заслуженно стоит признать 42-летнего петербуржца Константина Чайкина. Ему сопутствует настоящий и, что главное, международный успех. Так, в этом году его хитроумная модель Joker с корпусом из циркония приняла участие в одном из главных и престижнейших часовых мероприятий планеты – в благотворительном аукционе Only Watch. Часы Joker Konstantin Chaykin (в часовом регистре Константин Чайкин со своим самостоятельным фамильным брендом выступает с 2003 года) проданы за 45 тыс. швейцарских франков: вырученная сумма буквально за 60 секунд в три раза превысила заявленный в каталоге эстимейт в 10–15 тыс. франков.

Впрочем, русская марка Konstantin Chaykin и до Only Watch была известна на международном рынке: Чайкин ежегодно выставляется с собственными работами на крупнейшей ювелирно-часовой выставке в Базеле – BaselWorld. Кроме того, Чайкин – член и президент Международной академии независимых часовщиков (AHCI), могущественной организации независимых изобретателей и мастеров-инженеров. Московское производство часов Константина Чайкина можно назвать полноценной мануфактурой: большинство его моделей представляют собой сложные «авторские» часы и выпускаются в ограниченных сериях, предназначенных в первую очередь для опытных коллекционеров.

Из-за высоких цен и лимитированных собраний часовое искусство Чайкина вряд ли стоит признать откровенно публичным: это в хорошем смысле элитарная русская часовая история. Но зато компания «Ника», связанная с Константином Чайкиным одним и тем же совладельцем, предлагает покупателям женские и мужские модели с небольшими усложнениями или же без таковых. Таким образом, и «Ника», и Чайкин логично представляют собой два противоположных (и равноправных) полюса современной российской часовой промышленности: полюс массовый и полюс эксклюзивный. Заметим в скобках, что и часы «Ника» (конечно же, многие из них являются вторичными в плане дизайна) выглядят весьма и весьма достойно сделанными.

«Ракета» с романовым подтекстом
Еще одно очень громкое имя на международном часовом поле – часы «Ракета». Когда бизнес компании еще только стартовал, знающая публика относилась к рискованному предприятию не только с понятным любопытством, но и с усмешкой. Дело в том, что в качестве маркетинговой истории основатель новой современной «Ракеты» французский гражданин Жак Полье предложил ассоциацию с Петро­дворцовым часовым заводом, основанным императором Петром I еще в 1721 году.

Петр I как верный поклонник западной культуры пригласил на свой новоиспеченный завод немецких и голландских мастеров. Как и в случае с русским ювелирным производством – его «ставили на ноги» французы, заправлявшие изготовлением дворцовых произведений вплоть до царствования Екатерины II,  – часовое дело двигали вперед именно иностранные ремесленники. В середине XIX века состоятельными клиентами ценились скорее часы швейцарского провенанса. Так, Петр Ильич Чайковский носил Patek Philippe, последний русский император Николай II пользовался персональными Omega (марка переиздала эту замечательную модель под именем Petrograd в 2015 году), а его матушка, вдовствующая императрица Мария Федоровна, предпочитала Tiffany & Co., украшенные бриллиантами.

Самым крупным исключением из правил были два русских часовых дома – это «Фаберже» и «Буре». Если первый отметился в истории созданием настольных часов с цветной эмалью и техникой гильоше (эти оригинальные и самобытные модели покупал у «Фаберже» французский дом Cartier для последу­ющей перепродажи), то компания «Буре» была знаменита карманными «луковицами» и впоследствии наручными часами, сделанными из драгоценных металлов. Продукция часовой фабрики в Петродворце пользовалась успехом у горожан и отчасти у купцов среднего и низшего звена («высокое» купечество предпочитало вслед за аристократией западные тикающие образцы). Во времена СССР царский завод не исчез, в 1930 году на его основе был создан комбинат «Первый Государственный завод точных технических камней», затем, в 1954-м, фабрике вернули историческое название – Петродворцовый часовой завод. Флагманской моделью производства стали часы «Ракета», это слово позднее оказалось и, собственно, в самом названии комбината.

Жак Полье, возродивший производственные мощности завода, известен оптимистичным и деловым нравом. К сотрудничеству с «Ракетой» он пригласил не только часовщиков из самого Rolex, но и наследника царской династии Романовых Ростислава Романова (потомок так называемой ветви Михайловичей, 23-й в очереди на российский престол) и супермодель Наталью Водянову. Она представляла часы «Ракета» в публичном пространстве, а Романов занимается дизайном: его последняя разработка – наручные часы, где на циферблате можно увидеть следы его собственной крови. Такая «кровожадная» модель получила в часовом и модном обществе довольно неоднозначное признание, хотя посыл Ростислава Романова более чем понятен. Эти необычные часы демонстрируют «кровь Романовых на руках».

Легендарные «Штурманские»
Советское часовое производство стартовало с тематического указа от 1927 года «Об организации в СССР производства часов». Указ был издан Советом труда и обороны: часы нового государства рабочих и крестьян создавались в первую очередь для нужд молодой советской армии. Первый часовой завод был открыт в 1930-м. Предприятие быстро расширилось и зарекомендовало себя как исключительно надежное и точное производство (еще одно его историческое название – «Полет», образованное от главной часовой модели). До Великой Отечественной войны на Первом часовом заводе выходили почти все типы часов: секундомеры, автомобильные, морские хронографы, палубные и авиационные.

Конечно же, на предприятии не забывали о простых наручных моделях. Самыми известными стали часы «Штурманские», выпущенные в 1949 году. Существует легенда, вполне похожая на историческую реальность. Она гласит, что осенью 1945-го из саксонской деревушки Гласхютте (40 км от Дрездена) советскими войсками было вывезено мануфактурное часовое производство знаменитой в Европе фабрики A. Lange & Sohne. Эта компания, занимавшаяся высокоточными часами еще с середины XIX века, в эпоху ГДР прекратила свое существование, но после падения Берлинской стены наследник благородной саксонской фамилии, недавно скончавшийся Вальер Ланге, смог (при помощи швейцарской марки IWC) возродить семейное дело. В ГДР на месте фамильной фабрики часовщиков Ланге работал народный часовой комбинат VEB Glashutte Urehnbetriebe, выпускавший по большей части будильники. А вот в Советском Союзе часовые машины и часовые чертежи A. Labge & Sohne были использованы при со­здании легендарных «Штурманских».

Примечательно, что эта модель не поступала в розничную продажу. «Секретные» часы входили в экипировку летчиков: их выдавали на руки вместе с военным дипломом. Однако настоящая слава к «Штурманским» пришла в апреле 1961-го – вместе с первым полетом в космос Юрием Гагариным. Космонавт взял с собой на орбиту именно эту модель; потом его примеру последовала и первая женщина-космонавт Валентина Терешкова (впоследствии «Штурманские» неоднократно летали на Международную космическую станцию – на запястьях космонавтов из Германии, Индии, Японии и Польши).

В современной России успешно существует марка «Штурманские» с мануфактурой в самом центре Москвы. Сейчас наиболее значимые их часы с точки зрения как эстетики, так и техники объединены в серию «Гагарин», состоящую из разнообразных винтажных моделей. Их создатели резонно замечают, что наручные часы производства «Штурманских», с одной стороны, следуют всем фирменным кодам бренда, а с другой – стоят совсем недорого, если учесть их прекрасную историю (цена не превышает 34 тысяч рублей). Разумеется, современные «Штурманские» не являются абсолютно точной копией исторических советских часов. У них новый размер корпуса (в диаметре – 40 мм против 36 мм исторической модели) и новый механический, с ручным заводом, механизм. Ныне по большей части калибры для «Штурманских» изготовляются в Японии, в Москве же они проходят всю необходимую доработку и инсталлируются в эргономичный круглый корпус из демократичной стали (кроме стальных часов, есть также модели с золотым покрытием PVD).

Почетные «Командирские»
Еще одни легендарные советские часы – «Командирские». У них тоже есть любопытная история: в 1935 году их начал выпускать Второй часовой завод (он же завод «Слава»), и тогда они назывались «Стахановец» – в честь шахтера-ударника, новатора угольной промышленности СССР Алексея Григорьевича Стаханова. Появился «Стахановец» совсем не случайно: эти часы предназначались для награждения советских передовиков труда в самых различных областях. «Стахановец» являлся свободной вариацией карманной модели часов «Кировские» (в производстве, впрочем, они были маркированы как К‑43; карманную «луковицу» любили носить представители высшей советской власти). Из карманных в наручные «Кировские» превратились простым образом: к изначальной «луковице» умельцы банально припаяли широкие часовые «ушки» и протянули сквозь них кожаный ремешок. В период ВОВ точный «Стахановец» снова поменял имя – уже на часы «Командирские». Это произошло по указу Министерства обороны СССР, где логичным образом рассматривали прежнего ладного «Стахановца» в качестве важных наградных часов.

В мирное время достать «Командирские» было чрезвычайно сложно: дело в том, что в свободную продажу они не поступали, а вся их реализация осуществлялась через сеть военторгов. Сегодня найти потомков исторических «Командирских» часов не так и сложно, однако, возможно, их будет трудно узнать «в лицо». «Командирские» меняли дизайн дважды: один раз в начале 1960-х и второй в середине 1990-х. Тогда заказчиком производства этих часов снова выступило Министерство обороны РФ. К новинке предъявлялись и определенные технические требования: это должен был быть хронометр с возможностью защиты от пыли, влаги и ударов. В итоге «Командирские» разрослись до огромной коллекции, в которую входят модели для ВМФ, ВДВ, дайверские, авиационные и тактические часы.

Славный «Луч»
Кроме военных и «мужественных» моделей, в СССР выпускали и примечательные гражданские. Наравне с вышеупомянутой «Ракетой» заметным игроком на часовом рынке был минский завод «Луч», открытый в 1953 году. «Луч» стал флагманом новой часовой советской программы, принятой в конце 1940-х. Эту программу разработала влиятельная организация под названием «Главчаспром», входившая в состав Министерства машиностроения. Под крылом «Главчаспрома» ударно и по всей стране трудились 13 часовых заводов самого разного технического и эстетического направления. «Луч» (здание этого завода сегодня является памятником советской архитектуры) представил свою дебютную новинку «Заря» в декабре 1955-го. Это были маленькие и необыкновенно изящные женские часы, созданные по чертежам дружественного Пензенского часового завода.

В 1960–1970-х «Луч» выпускал и часы с разнообразными, как мы бы сказали сегодня, усложнениями. Так, среди моделей complications стоит особо отметить часы с автоподзаводом, центральной секундной стрелкой, календарем мгновенного действия, а также противо­ударным устройством. Кроме многочисленных наручных часов, на «Луче» выпускали автомобильные для «Жигулей», будильники, интегральные схемы и электронные блоки (с середины 1970-х). Но в часовую историю «Луч» вошел все-таки как изготовитель необыкновенных гражданских моделей, в первую очередь для женского запястья. К передовикам производства «Луча» стоит причислить три модели: миниатюрную мельхиоровую книжечку с вмонтированным часовым корпусом, часы в широком кольце, а также часы на браслете плетения «веревочка».

Мастера «Луча» славились на всю страну, считалось, что для них нет ничего невозможного в инженерном плане (так, например, им удалось разработать и создать электронно-механические часы еще в 1964 году). Отличная команда все время пополнялась как за счет часовых мастеров, приезжающих в Минск из других городов СССР, так и за счет выпускников часового училища, организованного при «Луче» в декабре 1957 года. Кстати, часы «Луч» были известны и популярны в Европе, разумеется, в странах Варшавского договора, а именно в социалистических ГДР и Болгарии (продукция «Луча» неоднократно получала призы на выставке в немецком Лейпциге).

Еще из международных достижений «Луча» необходимо упомянуть и олимпийские часы, выпуск которых начался еще в 1977-м и был приурочен к московской Олимпиаде 1980 года. Известно, что хронометристом всех соревнований советских Игр была замечательная швейцарская марка Longines, а лучшим сувениром для иностранцев стали часовые работы минского «Луча». После распада СССР «Луч» превратился в ОАО, прошел обидную процедуру банкротства и в итоге оказался собственностью швейцарского холдинга Frank Muller, который должен стать единоличным владельцем завода в период до 2020 года.

Часовые заводы большой страны
Советский часовой завод «Чайка» был открыт в 1963 году: он был создан на базе исторического производства в маленьком волжском городе Угличе. Поводом для его преобразования в «Чайку» стало событие в буквальном смысле космического масштаба, а именно – трехсуточный полет на корабле «Восток‑6» Валентины Терешковой. На долю «Чайки» приходился выпуск в основном женских наручных моделей из разных металлов, вплоть до драгоценных. Этот завод смог выжить и в «лихие» 1990-е, но все-таки был закрыт в 2006 году.

Кстати, отдельной строкой можно отметить и часовые заводы в советской провинции – это «Молния» (Челябинск), «Восток» (Чистополь), «Заря» (Пенза), «Агат» (уральский город Златоуст), «ЗиМ» (Куйбышев), «Янтарь» (Орел), «Маяк» (пензенский город Сердобск), «Севани» и «Наири» (Ереван), «Электроника» (Минск). Большинство этих провинциальных производств были образованы на базе эвакуированных из столицы во время войны предприятий («Агат», «Заря», «Молния», «Восток», «Слава»), исключение составляет лишь самарский (куйбышевский) завод «ЗиМ», появившийся в 1909 году. У каждого советского предприятия была своя собственная специализация. Так, орловский «Янтарь» выпускал напольные и настольные часы, ереванский «Севани» – харизматические будильники на ножках, а минская «Электроника» – модные электронные, необыкновенно похожие на исторические модели японской Casio. И каждый завод имел и свои собственные флагманские часы, популярные у советских граждан и заслуженно и навсегда оставшиеся в истории отечественного часпрома. Это «Победа» (1946, завод «Заря»), «Чайка» (1963, завод «Чайка»), престижные «Молния» челябинского завода (1947), «Восток», «Амфибия», «Командирские», «Спутник» (чистопольский «Восток», 1945–1954 годов выпуска), «Ракета» одноименного завода под Ленинградом (1962), «Слава» (Второй часовой завод в Москве, 1958), «Полет» (1960), «Штурманские» (1949, Первый часовой завод в Москве).

Часы СССР – военные или же гражданские, инновационные или традиционные, мужские или же женские – непременно проходили важную процедуру получения строгого советского «Знака качества». Скорее всего, именно поэтому большинство из них счастливо дожили в рабочем состоянии до наших дней: купить «наследников» разных часовых заводов можно в тематических магазинах, а вот для приобретения «материнских» моделей стоит воспользоваться услугами антикварных магазинов или же сайтов.

Лео Видал-Жиро – о любви к советским часам, из которой родился бренд Kosmos 24

Я большой любитель Измайловского вернисажа, и за несколько лет, наверное, купил все возможные стандартные подарки для близких – подстаканники, советские фуражки, униформу. Но однажды увидел на вернисаже развал с советскими часами – в основном «Ракетой», и там были модели с 24-часовой шкалой. Я заинтересовался, так как никогда раньше не видел такие, изучил их историю. Оказалось, что эти модели делали в СССР для полярников и космонавтов. И я сразу в них влюбился, в их очень стильный дизайн, который даже сегодня выглядит современно. Я скупил всё в подарок родственникам и друзьям – и, кстати, каждый из них был рад получить такие удивительные часы. Но потом мы обнаружили проблему – очень часто после покупки часы переставали работать. Возможно, были плохо отремонтированы или вообще являлись подделками.

Чуть больше года назад ко мне в гости в Москву приехали друзья Артур и Франсуа, бывшие однокурсники по университету в Бордо, – у нас такая традиция – хотя бы раз в год встречаться, хотя мы живем уже в разных странах. Я повел их на вернисаж показать часы, каждый из нас купил, они опять остановились. Конечно, мы расстроились, начали думать, как было бы хорошо, если бы кто-то начал выпуск таких часов с современными механизмами. Но потом нас вдруг осенило: а почем кто-то, а не мы? Почему нам не попытаться возродить легендарные советские часы для полярников и космонавтов? Так родился наш бренд Kosmos 24.

Конечно, было нелегко начинать бизнес в сфере, где ты ничего не понимаешь. Но сегодня, по сути, через год, наши первые три модели уже в продаже. Это «Арктика» – мои любимые, созданные в честь всех покорителей Дальнего Севера, а также как дань уважения советскому атомному ледоколу «Арктика», первому в истории надводному судну, достигнувшему Северный полюс. А вот «Орион» созданы в честь космонавтов. Их дизайн отсылает к исследованию космоса, от первого искусственного спутника Земли до современного марсохода Curiosity. А третья модель, «Революция», посвящена советским авангардистам и их абстрактным композициям. Мы даже использовали в ней плакатный стиль.

Все часы не только показывают время, но и рассказывают историю. И поэтому мы надеемся, что наш молодой бренд, опирающийся на советское часовое наследие, ждет успех.

Фото по теме

Оставить комментарий

55e10e87ec5b54741eabb1085c4231d5ee3c9c22