18+

Смерть нам к лицу

Текст: Наталья Шастик

29.05.2017

Warhol-skull-1976_gg

10 работ Энди Уорхола из серии «Вымирающие виды» привезли в Москву на выставку в Дарвиновский музей ради жизни – чтобы привлечь внимание к проблемам окружающей среды и тому вреду, который ей наносит человек. Но в этих работах, как и во всем творчестве одного из самых известных художников XX века, самое важное – это тема смерти. В ней во многом и есть суть уорхоловского поп-арта.

За свою жизнь Энди Уорхол наделал всего так много, что в принципе может быть выставленным где угодно. До конца мая в Москве его работы из серии «Вымирающие виды» показывают в Дарвиновском музее. Экспозиция из 10 портретов редких животных, созданных в 1983 году, приурочена к Году экологии в России и призвана привлечь внимание общественности к проблемам окружающей среды. Но, конечно, она также повод еще раз подумать об уорхоловском поп-арте, тем более в этой невинной на первый взгляд серии при пристальном разглядывании вскрываются очень многие его коды.

Мир животных и людей

Любил ли Энди животных, неизвестно. Но он точно питал нежные чувства к своим сиамским котам, как правило, давая им имя Сэм. В 1954 году, когда Уорхол был молодым перспективным рекламным дизайнером, он издал маленькую книжку рисунков «25 котов по имени Сэм и одна голубая кошечка» (кошечка – это Хестер, любимица его матери Джулии Вархола). Несколько лет спустя, когда Энди пребывал уже в зените славы, у него появился Арчи – такса, подаренная любовником Джедом Джонсоном. С Арчи Уорхол не расставался, везде таскал на руках, брал с собой на вечеринки, презентации, в рестораны и даже на пресс-конференции, представляя своим альтер-эго и переадресовывая собаке вопросы журналистов. Потом была такса Амос, приобретенная, дабы составить Арчи компанию. А еще портрет кокер-спаниеля Джинджер, который заказал Уорхолу миллионер и коллекционер Питер Брант.

Продолжая рассказывать про животных в жизни короля поп-арта, пожалуй, надо отметить и множество чучел, которые Энди приобрел, чтобы по совету того же Бранта выпустить альбом рисунков кошек и собак. У Уорхола плохо получалось рисовать движущиеся объекты, поэтому ему были нужны их навсегда застывшие копии.

Но «Вымирающие виды» были сделаны не с чучел, а с фотографий, так же как портреты людей. Идея выпустить эту серию принадлежала нью-йоркскому галеристу Рональду Фельдману, по совету которого Уорхол также создал цикл «Десять знаменитых евреев XX века». «Это была хорошая идея – “Десять евреев” будут продаваться, – записал художник в своем дневнике в феврале 1980-го. На хорошие продажи он рассчитывал и при создании изображений редких животных. И не прогадал – еще при его жизни они начали стоить очень дорого.

Удивительно, как Уорхол, упрямый и не слишком любивший людей, всегда внимательно относился к хорошим советам. Ведь известно, что идею нарисовать деньги и супы Campbell ему подбросила за 50 долларов дизайнер и галеристка Мюриэль Латоу. Это произошло в декабре 1961-го, а в июле «Банки с супом» были показаны в галерее Ferus Ирвинга Блума в Лос-Анджелесе на первой выставке Уорхола в качестве художника, а не рекламного дизайнера. Так началась его художественная слава.

Вымирающих животных Уорхол изобразил звездно-прекрасными, как и Мэрилин, потрет который он написал после новости о ее самоубийстве. Иногда именно смерть превращает нас суперзвезд

В гриме, чтобы стать прекрасными

Своим «Вымирающим» Уорхол дал еще и второе название – «Животные в гриме». Про магию грима, прихорашивания и закрашивания Энди знал не понаслышке. Страдая от прыщей, он каждое утро смачивал их спиртовым раствором и густо замазывал мазью телесного цвета («не похожего на цвет ни одного из известных мне человеческих тел, но довольно хорошо подходящего к моему»). В 23 года он надел похожий на паклю серебряный парик и сделал операцию, чтобы исправить непривлекательную форму своего носа.

Но Энди гримировал не только себя, он прихорашивал реальность вокруг, делал все и всех прекрасным («Если все не прекрасны, то и никто не прекрасен»). Изображая людей в своей особой «уорхоловской» манере, используя плакатную цветовую палитру, «пергидроль и губную помаду», как иронизировали критики его творчества, он всех превращал в суперзвезд. Свои портреты Уорхол делал шелкографским способом, используя в качестве основы снимки, снятые фотоаппаратом Polaroid SX-70 Big Shot. Полароидовая съемка привлекала его не только быстротой и легкостью (чего требовал пропагандируемый им фабричный способ производства художественных произведений), но и получаемыми совершенно плоскостными изображениями.

Перед съемкой лица портретируемых обильно гримировались, Уорхол фотографировал их на фоне пустой белой стены и отбирал один, наиболее удачный, по его мнению, снимок, который затем ярко раскрашивал. Так получались не лица, а маски, суперзвезды, а не живые люди, конструировалась безыменная идентичность звезды. Чтобы стать звездой, надо было запортретироваться у Уорхола. И сегодня в нашем массовом сознании звезда должна выглядеть именно так – ярко, плакатно, с условной, почти окаменелой мимикой.  

Звездно-прекрасными, с «пергидролью и губной помадой», изобразил Энди и редких животных. Розовый слон, разноцветная зебра, красная лягушка, лиловый носорог – для создания этих изображений Уорхол накладывал цвет на бумагу через особые сетчатые трафареты, слой за слоем, чтобы получить особенные яркие краски, неожиданные цветовые сочетания. Так получились не животные, а знаки, поп-арт, как известно, и есть безудержное жонглирование знаками, их потребление и производство.

Такая обычная смерть

Окаменелая мимика на портретах Уорхола делает их похожими на предсмертные маски, несмотря на всю красочность и плакатность. Первый созданный Энди портрет и был посмертным изображением. «Диптих Мэрилин» он нарисовал под впечатлением от новости о самоубийстве Мэрилин Монро 4 августа 1962 года. С помощью трафаретной печати на холст было нанесено 50 одинаковых изображений актрисы, взятых с известной фотографии Милдреда Корнмана 1953 года, сделанной на съемках фильма «Ниагара». 25 изображений на диптихе раскрашены ярко-кислотно, им противопоставлены 25 черно-белых, размытых и нечетких: жизнь и смерть, всеобщее обожание и депрессивное одиночество, слава и пустота. В том же году Уорхол создал «Губы Мэрилин Монро» –168 ярко-красных губ, явно вдохновленных алым диваном Сальвадора Дали в форме губ Мэй Уэст. С тех пор ярко-красные губы стали обязательным атрибутом суперзвезды. Есть они, например, и у Элизабет Тейлор, портрет которой Уорхол нарисовал в 1963-м, когда во время съемок «Клеопатры» появились слухи о ее смертельной болезни.

На портретах Уорхорла не лица, а маски, не люди, а суперзвезды. С легкой руки Энди окаменелая мимика, как и красная помада, – теперь признак звездности

В этом контексте для серии с редкими животными, выставленными сейчас в московском Дарвиновском музее, слово «Вымирающие» оказывается, пожалуй, самым главным. Это тоже посмертные маски, тем более некоторые из изображенных животных уже умерли, исчезли навсегда с планеты, как, например, африканский черный носорог. Но он остался в нашей памяти таким же прекрасным, как Мэрилин Монро.

Тема смерти вообще была одной из главных в творчестве Уорхола. После портретов знаменитостей его серия «Смерти и катастрофы» 1963 года, изображающая автомобильные аварии, электрические стулья, атомные бомбы, похороны, самоубийства и беспорядки, – наиболее известная. Тиражируя и репродуцируя сцены насилия и умирания, точно так же, как он повторял и множил посмертные маски Мэрилин Монро или портрет Жаклин Кеннеди в трауре, Уорхол тем самым сводит тему смерти на нет, превращает ее в обыденный бытовой сюжет. Смерть, как, впрочем, и жизнь, становится ничем. «Один критик назвал меня “Само ничто”, и это совсем не укрепило меня в ощущении собственного существования. Потом я понял, что само по себе существование ничего не значит, и почувствовал себя лучше». «Ничто не утомляет, Ничто не вызывает сексуального отвращения, Ничто не доставляет огорчений. Единственный случай, когда мне хочется быть Чем-то, – это когда я еще не на вечеринке, чтобы иметь возможность туда пойти».

Вот она – минута славы

Политикой и острыми общественными проблемами Уорхол никогда не интересовался (несмотря на свой юношеский роман с телевизором). Когда однажды журналисты спросили его, за кого он проголосовал на президентских выборах, он ответил: «За победителя». Интересно, что бы сказал Энди, узнав, что его «Вымирающие виды» привезли в Москву не ради продажи, а как общественно-социальный проект, приуроченный к Году экологии? Наверняка он произнес бы: «Вау», свое любимое высказывание, с помощью которого он обычно общался с миром. И, возможно, заметил бы, что смерть этим несчастным редким животным очень даже к лицу. Она, собственно, и дает им право на те самые пресловутые 15 минут славы, ради которых и умереть не жалко.

Фото по теме

Оставить комментарий

0a0cca42c3c4d179829ce83cfae05d3f8fdb7d03



 
04.07.2019
откр
Путеводитель по российскому театру. Часть II
Может ли известный артист быть хорошим администратором, способным сформировать новую репертуарную политику, наладить контакт с...
04.07.2019
_mg_3695
Джентльмены в эпоху стартапов
Константин Ефимов – генеральный директор студии индивидуального пошива Indever, где изготавливают на заказ мужскую одежду...
28.06.2019
Тартар из устрицы с угрем
Ресторан Hills – участник Moscow Restaurant Week
С 1 по 14 июля в Москве пройдут уже ставшие традиционными летние ресторанные недели, посвящённые тартарам. Лучшие московские...