18+

Театр высокой моды

Текст: Ирина Удянская

12.08.2010

_mg_0157

Лаконичный, но эмоционально насыщенный дизайн, сложный крой, удлиненные силуэты, искусное сочетание дорогих тканей с бриллиантами и стразами Swarovski – стиль дизайнера и креативного директора Дома моды CHAPURIN вполне узнаваем. WATCH расспросил Игоря Чапурина о его пристрастии к автомобильной марке Jaguar, связи между модой и театром и перспективах российской модной индустрии.

Одна из последних премьер Большого взволновала всю театральную общественность. В главном театре страны впервые поставили оперетту. И костюмы для этого громкого спектакля делали вы. Какую идею вам хотелось ими передать? Как оценива­ете итог своей работы?
Для «Летучей мыши» я создал по три комплекта костюмов для каждого персонажа. Дело в том, что в ходе действия корабль, на котором развиваются события оперетты, терпит крушение. И в финале костюмы героев должны выглядеть так, как будто их достали с океанского дна. Я постарался воплотить немного утрированный стиль начала XX века. Мы использовали меха (в том числе уникальные, предоставленные компанией Saga Furs), фактурные ткани и сложный крой. После премьеры я остался доволен результатом.
Как-то вы признавались, что впервые создали костюмы для спектакля «Горе от ума» только ради Олега Меньшикова, но потом последовали «Мадам Лионели» для Мариинки, «Предзнаменования» и «Игра в карты» для Большого. Так какие же возможности перед модельером открывает театр?
Я с одинаковым уважением отношусь и к модной индустрии, и к театру. Работа в этих непохожих, но близких и любимых сферах для меня очень важна. Хотя живут они по разным законам, театр и моду объединяют несколько общих эстетических принципов. Сочетание цветов, законы композиции, визуальная выразительность, свет – все это играет огромную роль как на сцене, так и на подиуме. Задача театральных постановок и модных показов – затронуть чувственно-эмоциональные струны в душе зрителя. Но достигается это с помощью разных приемов. При создании костюмов для театра необходимо учитывать, что на сцене, в отличие от подиума, одновременно находится несколько персонажей. Поэтому большое значение приобретает сочетание цветов – оно должно представлять органичную картину и воплощать в визуальных образах эмоциональную задачу, заложенную в спектакле режиссером.
В своей работе над созданием костюмов к балетным постановкам вы как-то отталкивались от работ предшественников, до вас сотрудничавших с Большим театром, – Ива Сен-Лорана, Юбера де Живанши, Пьера Кардена?
Я, естественно, изучил наследие Большого. И тем не менее в театре мне приходилось многое изобретать заново или обращаться к традиции прошлых эпох. При изготовлении костюмов к постановке Олега Меньшикова «Горе от ума» мы использовали силуэты в стиле ампира, технологию кроя конца XIX века. В «Кухне» с помощью костюмов получилось создать ощущение наслоения разных временных плоскостей. Режиссер «Демона» Кирилл Серебренников в сцене смерти Тамары захотел, чтобы зрители увидели, как тело героини покидает душа. Мы заказали расшитую вручную ткань, в основе которой была сетка с тончайшим фосфорным орнаментом. В самый трагический момент пьесы гас свет, и платье начинало фосфоресцировать, создавая иллюзию перехода души в потусторонний мир.
Как вы решали для себя дилемму между визуальной красотой образа и функциональностью балетного костюма, в котором героям все-таки приходится танцевать и делать множество резких движений?
Сотрудничая с Большим, я постарался привнести в традиционный балетный крой эмоциональность мира высокой моды. В «Предзнаменованиях» мы использовали технику ручной раскраски деграде, растяжки цвета. Раньше этот прием никогда не применялся в балете, я как дизайнер перенес его с подиума на сцену. Для «Класс-концерта» были сшиты юбки, во время танца создававшие ощущение балетной пачки. Такого эффекта удалось добиться благодаря сложному крою и асимметричной форме складок, которые «раскрывали» движения танцоров, делая их более выразительными.
Вы считаете, что мода оказывает влияние на театр. Если да, то в чем конкретно это проявляется? Можно ли по театральным костюмам отслеживать актуальные тренды?Или все идет только от концепции спектакля, заданного стиля, эпохи?
И мода, и театр – это интеллектуальная работа, но задачи у них разные. Haute couture – прежде всего визуальная жизнь, которая развивается вместе с обществом, одновременно стимулируя его движение вперед. Ключевая функция театра – лечить душу человека, отвечать на сложные вопросы, затрагивать глубинные эмоции, часто неподвластные логике. На меня драматическое искусство оказывает огромное влияние, дает энергию, усиливает восприятие мира. Театр – деликатная сфера, он учит тонкостям и в то же время фундаментирует мою работу в мире моды, придает ей глубину и находит отражение в идеях коллекций Дома CHAPURIN.
В 1990-х годах ваше имя было более известно на Западе, чем в России. В интервью же вы постоянно подчеркивали, что Chapurin – русский бренд, но признание на родине пришло значительно позже. В чем, как вам кажется, причина? Насколько такая ситуация типична для российских дизайнеров? Согласны ли вы с тем, что русской моды как таковой вообще не существует (за исключением некоторых одиночек)?
Я думаю, понадобится еще лет десять, прежде чем в России появятся марки, способные на равных конкурировать с крупнейшими брендами мировой модной индустрии. В начале карьеры одной из моих целей было преодоление «хронической» нелюбви к русскому дизайну. Сегодня этот этап позади: в России уже внимательно следят за тем, что происходит в русской моде и что делают русские дизайнеры. Отечественную одежду стали покупать – это факт. И все больше людей выбирают ее не в силу патриотических умонастроений или финансовых причин, а потому что это качественные вещи, которые нравятся.
В одном из своих интервью вы как-то сказали: «Если в Париже видишь модно одетого человека, то это иностранец. Чаще всего наш соотечественник». Так что такое для вас модно одетый человек?
Для меня модный человек – это не только одежда. Это места, куда он ходит, еда, которую ест, музыка, которую слушает. Если говорить конкретно об одежде, то модным я могу назвать человека, выглядящего уместно в конкретных обстоятельствах, чувствующего себя комфортно, визуально не раздражающего окружающих и при этом демонстрирующего свою индивидуальность.
Как изменились вкусы россиян в том, что касается модной одежды, за последние несколько лет? Есть ли разница между тем, как одеваются здесь и в Европе?
Я рад, что прошел этап ажиотажных покупок, когда люди приобретали бренды, но не вещи. Сейчас вопрос статуса отходит на второй план и на первый выдвигается качество. Я уверен, люкс XXI века – понятие, связанное прежде всего с качеством. Мне нравится, что постепенно русские побороли тягу к украшательству, теперь они больше доверяют глянцевой прессе и мнению профессиональных стилистов. В Европе по уровню приверженности к трендам и модным ве­яниям с нами может сравниться разве что Милан. Лондон и Париж давно отдали предпочтение удобству одежды как основополагающему принципу при ее выборе.
Работа в театре дает мне энергию и усиливает восприятие мира, что находит отражение в коллекциях Дома CHAPURIN
Вы делали костюмы для Аллы Демидовой, Тамары Гвердцители, Алины Кабаевой, победительниц международных конкурсов красоты. Есть ли у вас любимая модель? Какие «иконы стиля» вас вдохновляют?
Меня всегда вдохновляла мой учитель – княгиня Ирэн Голицина, для модного дома которой я создал две коллекции haute couture. С огромным уважением отношусь к Марлен Дитрих, Марии Каллас… и к каждой женщине.
Вы украшаете стразами Swarovski и свадебные платья, и жакеты, и трико гимнасток и балерин, и горнолыжные костюмы. Чем обусловлена такая любовь к этому бренду? Можете ли вы представить какой-нибудь наряд, который вы ни под каким предлогом не украсите стразами?
Swarovski – легендарный бренд, с которым мы действительно много сотрудничаем. Приятно, что ассортимент этой марки может удовлетворить любые желания дизайнера.
Расскажите о своей новой коллекции осень-зима 2010/2011. Почему именно «Сибирь»? Каковы особенности, основные акценты, крой, материалы?
Сибирь для меня – это метафора целого культурного слоя, в котором сплелись история, предания, факты и домыслы… В новой коллекции я использовал фактуры «природных составляющих» Сибири – оттенки камней, древесины, глубокие сложные цвета – коричневый, зеленый, синюю гамму. Здесь сочетаются точный крой, архитектурный силуэт и коконо­образные формы, отороченные мехом капюшоны. Присутствуют аллюзии на одежду ямщиков и коренных народов севера Сибири.
Почему вы решили стать бренд-амбассадором Jaguar? Чем вам близка эта марка?
Jaguar – очень харизматичный автомобиль с прекрасной репутацией. Это не просто машина, но еще и неотъемлемый элемент стиля. Марка близка мне своим перфекционизмом и скрупулезным отношением к деталям: в Jaguar все продуманно до мелочей.
Jaguar близок мне своим перфекционизмом и скрупулезным отношением к деталям: в этой машине продуманно все до мелочей.
Фото по теме

Оставить комментарий

B9ca2a3b7108fac7ae89d1cb937012699b54e87c



 
17.07.2019
L1200624
Алиса Лобанова на закрытом показе Dolce & Gabbana Alta Moda
Доменико Дольче и Стефано Габбана возводят итальянскую моду в абсолют и свой эксклюзивный показ Dolce & Gabbana Alta Moda...
17.07.2019
A199282_large
25-летний юбилей семейства спортивных моделей Audi RS
Первая модель семейства Audi RS — Audi RS 2 Avant — вышла на рынок 25 лет назад, положив начало невероятной...
04.07.2019
откр
Путеводитель по российскому театру. Часть II
Может ли известный артист быть хорошим администратором, способным сформировать новую репертуарную политику, наладить контакт с...