18+

Теория относительности

Текст: Евгений Арабкин

12.08.2010

_mg_2745

Мишель Пилон – один из главных специалистов по красоте на Северо-Американском континенте. Иногда фотограф из Квебека становится Сальвадором Дали, иногда – превращается в гиперреалиста. Неважно, с кем он работает – с артистами Cirque du Soleil или с парой сомнительных ботинок, – в любом случае его задача – довести предоставленную форму до совершенства. Во время московской выставки, прошедшей при поддержке Grey Goose, WATCH узнал у мэтра, чем женщины лучше мужчин и как фотодилетантам удается делать хорошие снимки.

Человеческое тело – объект, изображаемый тысячелетиями. Любая его метаморфоза становится по-настоящему многозначительной. Как вы сами расшифровываете те образы, которые создаете?

Я не создаю образы, а всего лишь сталкиваюсь с ними и пользуюсь этим преимуществом. Если говорить о работах из серии Vis Versa, то самым поразительным в наблюдении за артистами Cirque du Soleil было то, что перед вами могут стоять мужчина и женщина одного роста, совершенно одинаковых размеров, но она остается по-настоящему женственной, а он – мужественным. Я говорю сейчас не только о телах, но и о характерах. В общем, это они, а не я, занимались тренировками и создавали тот самый образ, мое дело – лишь выставить свет и зафиксировать все на пленке. Если же вспомнить какие-то минимальные искажения человеческих тел, иногда возникающие на моих фотографиях, то это обусловлено движением или широкоугольным объективом, а не подготовленной метаморфозой. Конечно, с помощью техники и замысла я некоторым образом интерпретирую действие, совершаемое людьми, но у меня нет задачи создать принципиально ни на что не похожий образ.
Однако вы не просто фиксируете жизнь, а допускаете к работе свое воображение, утверждая таким образом, что во всяком конечном результате есть ваш вклад. Можно ли выразить словами, в чем он заключается?

В отборе. Движение – это последовательность статичных изображений. Я должен найти то самое, что станет моей фотографией. Сначала я просто смотрю и понимаю, какой момент особенно интересен. Мне хочется вывести эту секунду за границы времени, для чего необходимо отказаться от каких-то трендовых вещей и быть предельно классичным. Как интерпретатор я работаю с процессом только с помощью света, кадрирования и той самой возможности изолировать отдельное мгновение. Это все. Объяснить, что именно я сделал, у меня получается плохо.
Мне было интересно работать с Cirque du Soleil. Все его атлеты – воплощение красоты. И дело не только в совершенном теле, но и в контроле над ним
Наивный вопрос. Фотография может передавать смысл и ощущения, а может просто создавать образ чистой красоты. Что интереснее вам?

Для меня это всегда и первое, и второе, и третье. Я, конечно, понимаю, что получу некий чистый образ, но дальше начинается работа модели, мужчины или женщины, которых я снимаю. Насыщенность смыслом не может быть оторвана от эстетической функции, они равнозначны.
Тем не менее созданные вами портреты могут быть отнесены к любой из этих категорий. Но чистую красоту, освобожденную от эмоций, можно найти лишь в некоторых женских портретах. Это происходит случайно или вы знаете будущий результат заранее?

Я делаю это намеренно. Или мне кажется, что это происходит под моим влиянием, потому что как фотограф я исповедую эстетику старой школы. Красота – понятие относительное. Красота женщины может прятаться в улыбке, или во всем облике, или в ее отношении к вам и миру. И если вы это видите, а может быть, просто догадываетесь, то стараетесь это показать. С мужчинами все иначе. Когда стоите напротив мужчины, вы не можете понять его или раскрыть в той же степени, что и женщину. Вы должны превратиться в психолога, и чистая красота становится здесь труднодостижимой.
Вы сказали, что представляете старую школу. Можете объяснить, в чем ее отличие от новой?

Я преподаю фотографию студентам и ценю новую школу. Последние десять лет очень популярен трэш. Я не могу так снимать (этот стиль противоречит моей натуре), но молодые фотографы находят его новаторским. И они правы, тем более им понятен язык, на котором создаются работы. Мой опыт прямо противоположен. Есть такое некрасивое выражение – shit shining. Оно означает, что взяв какую-нибудь никчемную ерунду, вы должны сделать из нее конфетку. Заставить сиять любой мусор, не показывая его смрада и грязи. Не понимайте буквально, но самый простой пример – это коммерческий продукт. Как-то раз мне довелось снимать ботинки, и привезенная в студию пара была по-настоящему уродливой. Пришлось использовать все свои знания, чтобы снять ее подобающим образом, а затем прибегнуть к помощи ретуши. Но в конце вы смотрите на эти ботинки и не можете насмотреться, до того они восхитительны. Это и есть shit shining. И есть еще одно движение или направление, идущее наперекор всем типичным рекламным установкам. Ведь чаще всего в рекламной фотографии предмет представлен самым банальным образом, а ко мне обращаются с заказами, потому что знают: я могу снять предмет или lifestyle-сюжет так, чтобы заставить людей мечтать о нем.
В современном мире цирк выглядит старомодно. Но Cirque du Soleil удается этого избегать. В чем его преимущество?

Это не просто шоу. Во-первых, они никогда не бывают довольны тем, что делают, не почивают на лаврах и не отдыхают. Даже если вершина достигнута, они лезут дальше. Я был на многих выступлениях и вроде должен привыкнуть, но всякий раз Cirque du Soleil вновь удивляет. Я могу сравнить его с Beatles, которые постоянно выдавали новую во всех смыслах музыку. Только ты расслушал один альбом, как получаешь другой, совершенно на него непохожий. Можно быть творческим человеком, но все время двигаться по одному руслу, а можно постоянно менять направление. В них очень много свежей крови, потому что цирк ищет лучших из лучших по всему миру, ведь никто же не думает, что среди атлетов одни канадцы. Костюмы, свет, постановка – все это делают уникальные профессионалы, возможно, единственные в своем роде. Мне было очень интересно работать с Cirque du Soleil, потому что его атлеты – воплощение красоты. Дело не только в их совершенном теле, но и в контроле над ним и самодисциплине. Если надо, они легко превращаются в статуи, могут испытывать боль и продолжать улыбаться. Это было что-то невероятное, ты объясняешь им, что хочешь получить, они слушают и тут же выполняют. Так больше не умеет никто. Даже от актера порой труднее добиться нужной эмоции.
Мне хочется вывести секунду за границы времени. Для этого нужно отказаться от всего трендового и быть предельно классичным
Увлечение фотографией стало всеобщим. Снимки, размещенные на Flickr, все чаще попадают в серьезные журналы. Может ли количество перерасти в качество или миллионы фотодилетантов только засоряют мир вокруг нас?

Сейчас происходит фотобум, а в 1960-е был гитарный бум. Я тоже играю на гитаре, но от этого не становлюсь Джорджем Харрисоном. И мне по силам это осознать, так что моя игра не очень опасна для окружающих. В огромной груде любительских фото иногда попадаются жемчужины, но я не верю, что количество перерастет в качество. Мир не обогатится десятками тысяч новых талантливых фотографов. Цифровые аппараты, возможность получить результат мгновенно, конечно, демократизировали наше ремесло, но только 10 процентов вновь прибывших будут ему верны и готовы заниматься с особой старательностью. Но в целом то, что происходит, я оцениваю позитивно. Публика тренирует зрение, учится видеть и ценить качество. Знаете, моя сестра тоже иногда фотографирует, и бывает, что у нее получается хорошо, но она понятия не имеет, как это происходит и что именно она делает. Сестра просто нажимает на кнопку. А в нашей работе, как и в любой другой, есть своя методология. Мы способны поддерживать стандарты, можем повторить процесс и разложить его на составляющие.
Художественная фотография, как и живопись, уже не передает реальность, а создает ее заново. Как провести границу между этими двумя видами искусства, если отбросить техническую сторону вопроса?

Я пришел в фотографию как раз потому, что не умею рисовать. На самом деле два этих вида искусства сближаются. И то и другое стало формой самовыражения без каких-либо формальных ограничений. Вернее, почти без ограничений. Да, раньше фотография занималась «регистрацией» реальности, теперь видение фотографа вышло на первый план. Разница в том, что живопись никогда не станет таким же демократичным искусством, как фотография.

Фото по теме
Комментарии (2)

Tessica 19.10.2011 18:21

Unparalleled accuracy, unequivocal cliarty, and undeniable importance!

Tania 23.08.2012 05:13

That insight would have saved us a lot of effrot early on.


Оставить комментарий

E9530e4105482e609df5f70ca689476cd542e226



 
17.07.2019
L1200624
Алиса Лобанова на закрытом показе Dolce & Gabbana Alta Moda
Доменико Дольче и Стефано Габбана возводят итальянскую моду в абсолют и свой эксклюзивный показ Dolce & Gabbana Alta Moda...
17.07.2019
A199282_large
25-летний юбилей семейства спортивных моделей Audi RS
Первая модель семейства Audi RS — Audi RS 2 Avant — вышла на рынок 25 лет назад, положив начало невероятной...
04.07.2019
откр
Путеводитель по российскому театру. Часть II
Может ли известный артист быть хорошим администратором, способным сформировать новую репертуарную политику, наладить контакт с...