18+

Заявка на вечность

Текст: Виталий Дегтярев

12.08.2010

1

Талантливый художник, умеющий разговаривать с учеными и обладающий несомненным предпринимательским даром, – так можно описать легенду часовой индустрии Рольфа Шнайдера. В интервью WATCH президент Ulysse Nardin рассказал, почему совмещение именно этих функций приносит успех его бренду.

На выставке в Базеле почти все посетители демонстрируют страстное отношение к часам, но не у каждого хватает знаний понять, какую именно изюминку таит в себе то или иное техническое решение. Как бы вы смогли научить неискушенного клиента разбираться в сложных механизмах?
В Базеле вы встретите часы почти на любой вкус и для любых потребностей. Некоторым ведь вовсе не нужно поправлять рукав пиджака, чтобы узнать, сколько же сейчас времени, – у них для этого есть мобильный телефон. Отчасти поэтому и отчасти по нашему собственному желанию мы стараемся делать не какие-то утилитарные предметы, а произведения искусства. Посмотрите на модели Astrolabium Galileo Galilei или Freak. Они предполагают совсем другое к себе отношение, их не отодвинешь от себя, не выбросишь. Их ценность, как, например, работа знаменитого художника, не вызывает сомнения. Не спорю, у нас есть модели и подешевле – для повседневной носки. Скажем, Marine Collection или Dual Time, которые очень помогают путешественнику – с ними легко ориентироваться во времени, переключая указатели часовых поясов нажатием лишь одной кнопки. Но на вершине – высокое часовое искусство в самом чистом виде. И те, для кого оно предназначено, разбираются в нем очень хорошо, зачастую намного лучше продавца в магазине. Объяснить на бегу, что такое модель Moonstruck, невозможно. С другой стороны, наряду с такими сугубо специальными изюминками, как положение Луны и Солнца относительно Земли или указание на характер приливов и отливов во всех морях и океанах, здесь есть замечательные по своей простоте и функциональности элементы. Легкость в использовании всегда подкупает, поэтому моментальная коррекция часовой стрелки порадует не только яхтсмена.
Вы принимаете участие в создании каждой модели. Однако какая из ваших функций важнее для компании – менеджера или художника?
Да, я принимаю участие, но на уровне идеи. Если же отвечать на ваш вопрос, то стоит отметить, что сильные художественные проекты, как правило, имеют серьезный коммерческий потенциал. Пусть и не всегда он выражен явно, однако ведь не от каждого действия мы ждем прямой отдачи. Я приведу в пример выставку History in Time, которую мы устроили в 2006 году к 160-летию своего бренда в Оружейной палате. Это было неимоверно сложно. Мне стоило больших трудов убедить директора музеев Кремля Елену Гагарину, что это не рекламная акция рядом с офисом президента Путина, а настоящая выставка часовых механизмов, вошедших в историю. В экспозиции был представлен не только Ulysse Nardin. Я даже докупал недостающие часы, и они по-прежнему остаются в моей личной коллекции – и, между прочим, это отличная инвестиция. К той кремлевской выставке мне захотелось сделать что-то особенное, я перебирал в голове разные варианты. А мой мозг – так уж он устроен – работает постоянно, даже во сне. И вот в 2:30 ночи вспоминаю про петербургского ювелира Андрея Ананова. Вскакиваю, пишу на бумажке «Ананов» и наконец засыпаю по-настоящему. Утром отправляюсь на Красную площадь, фотографирую храм Василия Блаженного и Кремль, затем лечу в Петербург в надежде застать там Андрея Ананова. В его магазине на Невском сначала никто не хотел связывать меня лично с ним, но через пару часов мы уже беседовали тет-а-тет в ресторане. Так появился Kremlin Set – часы Ulysse Nardin St. Basil Red Square в драгоценном футляре, отсылающем к традиции пасхальных яиц Карла Фаберже.
Я совершенно убежден, что сильные художественные проекты всегда имеют серьезный коммерческий потенциал
Чтобы не уходить далеко от российских сюжетов, давайте продолжим тему часов и пасхальных яиц. У вас есть ограниченная серия The Imperial St. Petersburg, и сейчас в ней появились часы с фрегатом «Штандарт» на фоне Исаакиевского собора и Адмиралтейства. Вы уверены, что сможете их продать?
Согласитесь, эмаль – нечто совершенно не швейцарское, но люди из России понимают этот материал и технику очень хорошо. Здесь есть стабильный спрос на такие произведения. Что же касается Санкт-Петербурга, то я прекрасно знаю этот город, провел в нем немало времени и возил туда друзей. Сделать ему такое посвящение было естественно. Конечно, эти часы не предназначены для широкой продажи по всему миру. Думаю, мы выставим их в Петербурге, – очевидно, что именно здесь у них самые высокие шансы найти покупателя. Возможно, кто-то приобретет их не для себя, а в качестве подарка. Но до того я собираюсь показать эту модель на выставках, у меня большие планы на 2010 год. Одно из меропри­ятий пройдет в Китае, и там, кстати, ими вполне могут заинтересоваться. Вообще часы, на циферблате которых вы видите какой-то узнаваемый городской пейзаж, попадают в розницу, только если продавец точно знает, кому такая модель может понадобиться. С другой стороны, Kremlin Set есть даже у султана Брунея. Возможно, это подарок.
Сколько новых механизмов вы созда­ете каждый год?Около 25, а еще у нас есть бесконечный поток усовершенствований. Многие идеи и принципиальные инженерные решения уже существовали, однако воплотить их в совершенном виде было невозможно по самым разным причинам. Неправильным оказывался либо корпус, либо материал – да что угодно. Например, мы первыми сделали кремниевый регулятор хода, и теперь этим занимаются многие другие компании. Мы не опаздываем с нововведениями, потому что привлекаем к разработке новых материалов и сплавов серьезных ученых. Наша первостепенная задача – увидеть проблему и сформулировать ее для специалистов, которые будут над ней работать. В этом мы сильны. А еще мы достаточно крепко стоим на ногах, чтобы финансировать исследования. Я даю деньги, которые приносят нам мозги, – результат в большинстве случаев получается превосходным и, что очень важно, коммерчески оправданным. Еще от меня требуется эстетическое решение, я не отделяю технику от искусства, хотя и занимаюсь только внешностью своих моделей. По такому принципу, например, создан дом, в котором я живу. Хочу сказать, что внутренняя механика переплетается с формой – в этом случае ни ученый, ни художник не предают друг друга, а стараются попасть в вечность вместе.
Фото по теме
Комментарии (3)

Janine 17.05.2016 07:04

Windows are defelitiny a focal point of a room and a great way to make the room stand out is to use decorative wall hangings. You can use paintings, maps, wall sculptures or pictures to give a room a certain feel.

Janine 17.05.2016 07:04

Windows are defelitiny a focal point of a room and a great way to make the room stand out is to use decorative wall hangings. You can use paintings, maps, wall sculptures or pictures to give a room a certain feel.

Janine 17.05.2016 07:04

Windows are defelitiny a focal point of a room and a great way to make the room stand out is to use decorative wall hangings. You can use paintings, maps, wall sculptures or pictures to give a room a certain feel.


Оставить комментарий

5d253d8dc2a56608f3998c9cabe93216e956d5db



 
06.05.2019
Nav_0543
ULYSSE NARDIN и великие русские полководцы
В ознаменование 74 годовщины победы в Великой Отечественной войне и с огромным уважением к историческому и военному наследию...
14.03.2019
Net_0603 ok_a5
True Thinline My Bird: новый проект Rado и Евгении Миро
Часовой бренд Rado представил линию дизайнерских моделей, включая часы Rado True Thinline My Bird, созданные в сотрудничестве...
07.03.2019
Girard-perregaux_cat's eye high jewellery 2019_2
Ода женственности от Girard-Perregaux
Марка Girard-Perregaux превзошла себя в создании роскошного ювелирного изделия, объединившего в себе традиции высокого...