18+

Земля впечатлений

Текст: Людмила Столбова

24.08.2010

We084189

Французы, живущие на юге, на гламурном Лазурном Берегу, к Нормандии, северо-западной части своей страны, продуваемой всеми ветрами Атлантики, относятся с изрядной долей скептицизма. Как можно жить в таком переменчивом климате? Но именно непостоянство погоды – одно из главных достоинств этого края. Из-за чередования солнечных и пасмурных мгновений Нормандия никогда не бывает одинаковой. Недостаточно увидеть скалистые берега Этрета только днем, на них нужно смотреть на восходе и закате, при теплом освещении и холодном сумраке – так, как это делали Клод Моне и Василий Поленов, считавшие Нормандию идеальным местом для живописных экспериментов. В этот удивительный край солнца и ветра, исполинских скал и холодного моря, горячительного кальвадоса и мягкого сыра камамбер мы и направляемся.

По Нормандии надо путешествовать на машине. Только таким образом можно объехать все ее городки и деревни, вдоволь налюбовавшись их зелеными лугами и яблоневыми садами (в Нормандии, как и в соседней Бретани, виноград не вызревает. Но его прекрасно заменяет яблоко. Кружка сидра – за обедом и рюмка кальвадоса – вечером, и вы поймете, что это именно так). Для своей поездки мы выбрали Peugeot 3008. Новый кроссовер от французского автопроизводителя появится в России лишь в 2010 году, и осознание того, чтобы мы одними из первых среди российских журналистов получили возможность протестировать этот автомобиль, придавало нашему путешествию особый смысл и удовольствие.

От Парижа до Руана, древней нормандской столицы, всего два часа пути. По дороге нам попадались в основном машины с парижскими номерами. Столичные жители, утомленные суматохой своего города, обожают наведываться в Нормандию на выходные. Побродить по берегу оке­ана, поесть свежевыловленных устриц и выпить кальвадоса – согласитесь, вполне достойная альтернатива нашим подмосковным дачно-огородным забавам.

Руан

Город девы и грешницы

Этот город прославили две женщины – бесстрашная дева, всем сердцем обожавшая своего короля, и несчастная грешница, жаждущая плотской любви: Жанна д’Арк и Эмма Бовари, созданная фантазией Гюстава Флобера. В жизни каждой из них Руан сыграл свою особую, трагическую роль. И их присутствие ощущается в городе до сих пор.

Жанна д’Арк, национальная героиня и святая покровительница Франции, была сожжена здесь, на площади Старого Рынка, 14 мая 1431 года. Сегодня на месте казни разбита клумба, рядом огромный крест, памятник и церковь в честь невинноубиенной девы. Церковь современная – просторная, функциональная и напоминающая концертный зал, но все же главное ее достоинство – витражи XVI века. Они-то и придают намоленность и сакральность этому месту. Когда-то витражи украшали храм Святого Винсента, стоявший тут же, неподалеку, однако в 1944-м, во время бомбардировок союзной авиации, он был разрушен. Витражи же мистическим образом сохранились и обрели новую жизнь. Эта церковь – одно из немногих современных зданий в Руане. Сам город со времен Жанны д’Арк почти не изменился. До сих пор тут сохранилось почти две тысячи фахверковых домов, многие из которых построены во времена поздней готики (XV век). А три самых старинных здания относятся к XIII столетию, и они по-прежнему жилые.

Старейший ресторан Франции также находится в Руане – постоялый двор La Couronne был открыт в 1345 году. И кто только не побывал здесь за прошедшие с тех пор 664 года. Фотографии знаменитостей, отведывавших фирменное блюдо – утку с кровью, украшают стены заведения. Приятно, что цены в ресторане никоим образом не отягощены надбавкой «за легендарность и историю» (ужин с вином и кальвадосом вам обойдется в 40 евро).

Шпиль Руанского собора вдохновенно устремлен в небо. Его высота 152 метра, и это самый высокий шпиль во Франции

La Couronne располагается на той же самой площади Вье-Марше (Place du Vieux Marche), где казнили Жанну (из окон таверны зеваки легко могли наблюдать за предсмертными муками невинной девы). Прямо от площади начинается улица Больших Часов (Rue du Gros Horloge), названная так в честь арки со старинными часами, давно ставшими визитной карточкой города. Вот уже 620 лет руанцы сверяют по ним время – это самые первые башенные часы в мире, бьющие каждую четверть часа.

Семиминутная прогулка по Rue du Gros Horloge, и мы на Кафедральной площади (Place de la Cathédrale), у главного входа в Руанский собор. Этот величественный шедевр в стиле «пламенеющей готики» имеет самый высокий шпиль среди соборов Франции (152 метра). «Мы всходили на башню Руанского собора... Мы висели в воздухе – совсем над бездной. Бездна была со всех сторон ничем не закрытая и в ступенях были звездчатые пролеты и сквозь них под ногами на неизмеримой глубине внизу был виден готический городок. Это было во вторник 25 июля около полудня», – писал своей будущей жене Маргарите Сабашниковой Максимилиан Волошин, в 1905 году посетивший Руан. Жанна д’Арк не могла видеть собор во всем великолепии – его строительство завершилось уже после ее казни. Но храму суждено было сыграть важную роль в жизни другой женщины – Эммы Бовари.

В романе Флобера Руанский собор – одно из главных действующих «лиц» любовной интриги. «Сжальтесь, дайте мне еще увидеть вас!.. Один раз... только один! – Что ж... – Эмма запнулась – и словно переменила решение: – О, только не здесь! – Где вам угодно. – Хотите... она словно задумалась и вдруг коротко сказала: – Завтра в одиннадцать часов, в соборе. – Буду! – воскликнул он и схватил ее руки, но она отняла их. Оба уже стояли – он был позади Эммы, а она опустила голову; и вот он наклонился к ней и долгим поцелуем прильнул к шее у затылка. – Да вы с ума сошли! Ах, вы с ума сошли! – звонко смеясь, говорила она под градом поцелуев». Через сорок лет после выхода в свет романа Флобера Руанский собор вновь окажется главным героем произведения, только теперь живописного. В течение месяца, с февраля по март 1893-го,­­ Клод Моне будет жить и работать в Руане. Последовательно отображая перемену освещения от утренней зари до вечерних сумерек, он создаст 50 видов величественного готического фасада. 20 картин этого цикла художник выставит в парижской галерее Дюран-Рюэля и продаст все до единой. Так импрессионизм окончательно получит признание и превратится в основу основ современной живописи.

Практический совет от WATCH Осмотрев готические храмы Руана, посетив Музей изобразительных искусств и Музей Жанны д’Арк, хотя бы час времени уделите шопингу. В Руане вы без труда найдете те же марки, что и в Париже, только по более приятным ценам.

Вель-ле-Роз

Поленов и компания

Городок Вель-ле-Роз расположен всего в 60 километрах от Руана. Каких-то сорок минут пути – и мы уже на северной оконечности Франции, на берегу Ла-Манша. Водяная мельница, чистейшая речушка, в которой беззаботно плещется форель, домики с соломенными крышами и целые поля кресс-салата (за ним сюда съезжаются со всей Франции). Но не только этим знаменит городок – Вель-ле-Роз сыграл заметную роль в истории русского искусства.

Сюда, на север Франции, Василий Поленов приехал угрюмым и потерянным. В Риме, где художник провел несколько месяцев, он не написал ни одной картины. По пути в Нормандию Поленов остановился ненадолго в Париже и посетил выставку импрессионистов. Искусство нового направления не произвело на него особого впечатления, но убедило в необходимости работать на пленэре.

В Вель-ле-Розе, куда направлялся Поленов, к этому времени уже жили несколько русских художников – Алексей Боголюбов, Илья Репин и Николай Харламов. Последний даже приобрел здесь небольшую дачу и оставил городу часть своих работ. Нормандия стала для Поленова настоящим творческим спасением. Всего за полтора месяца художник написал массу превосходных этюдов и окончательно сложился как выдающийся пейзажист. «Я не променяю этот северный край на десять Италий», – писал он домой. Одна из улиц Вель-ле-Роза названа сегодня в честь русских передвижников, а на бывшей даче Харламова установлена мемориальная доска. Путешественники из России здесь бывают не слишком часто, поэтому в местном офисе по туризму им особенно рады – только скажите, что вы русские, и вам подробно расскажут историю передвижнического движения, покажут местные достопримечательности и угостят сидром.

Практический совет от WATCH В маленьком Вель-ле-Розе находится один из самых лучших ресторанов Нормандии – Les Galets. Когда-то он имел звезду Michlen, но не смог ее сохранить. Однако на качестве кухни эта утрата никак не отразилась. Особенно приятно, что роскошный обед или ужин с аперитивами и дижестивами будет стоить вам не больше 40 евро.

Этрета

Слон, опустивший хобот в волны

Следующая остановка на нашем пути – деревушка Этрета. Это место называют «белыми стенами Франции» – на многие километры по берегу тянутся исполинские меловые скалы, изрезанные туннелями и арками. Клод Моне рисовал их сотни раз, словно одержимый, в надежде запечатлеть красоту каждого мгновения. В 1873-м он напишет картину «Бурное море в Этрета», на которой впервые изобразит выступающий в море скалистый утес. Впоследствии этот мотив станет одним из самых повторяющихся в импрессионистической живописи. Утес, изображенный на той, первой, картине, – круглая скала со сквозным отверстием. Пораженный такой странной формой, Ги де Мопассан назовет ее «слоном, опустившим хобот в волны». Океан шумит и извергает на сушу двухметровые волны. Не только художники любят Этрета – со всей Франции сюда съезжаются серферы. Серфингистских магазинов в деревушке почти столько же, сколько ресторанов и сувенирных лавок. Кстати, именно в Этрета в Средние века родилась традиция благословения моря. По местному поверью, рыбак, застигнутый штормом, может спастись лишь тогда, когда хотя бы один монах на суше попросит за него перед Богом. Поэтому в Этрета во время мессы все молятся за рыбаков (возможно, сейчас уже и за серферов).

Вечером начинается отлив, и океан отступает, уходя на несколько метров и обнажая каменистое дно. На охоту выходят собиратели устриц – за каких-то полчаса можно набрать целый пакет. Понятно, что в ресторанах цены на этот деликатес откровенно смешные, а качество при этом отменное. Не случайно когда-то сама Мария-Антуанетта, не любимая французами супруга Людовика XVI, имела в Этрета собственный участок морского дна для сбора устриц.

Практический совет от WATCH Сегодня Этрета – это модный курорт с барами, ресторанами и казино. Сюда также приезжают и для того, чтобы поиграть в гольф. Одно из лучших мест для этого – гольф-поле отеля Dormy House. Цена за проживание – от 98 до 348 евро в сутки.

Гавр

Впечатление. Восход солнца

Каждое утро из окна своей гостиницы Моне видел гаврский порт. Лес корабельных мачт, синее море, зыбкий туман, чернеющие лодки и красно-багровый шар солнца, отбрасывающий повсюду алые отсветы. Моне писал картину очень быстро, широкими мазками, пытаясь поймать мгновение. Он назвал полотно «Впечатление». Эдмон Ренуар, брат художника Огюста Ренуара, добавил еще два слова – «Восход солнца». Так картина и вошла в историю мировой живописи, дав название целому художественному направлению.

Сегодня на том самом месте, откуда Моне писал свое первое импрессионистическое полотно, установлена мемориальная доска. Однако что именно художник видел перед собой, нам не суждено узнать. В 1944 году, во время высадки союзнических войск, Гавр был почти полностью разрушен и отстроен заново только в конце 1940-х. Представить, каким был город, ставший колыбелью импрессионизма, мы можем только по полотнам Моне, а также Рауля Дюфи, одного из идеологов фовизма, родившегося здесь же (черный корабль с дымящей трубой, постоянно встречающийся на его картинах, – все то же впечатление от гаврского порта), и Жоржа Брака, кубиста и соратника Пикассо, учившегося в художественной школе Гавра. В местном музее Мальро хранится обширнейшая коллекция полотен импрессионистов, вторая по значимости после парижского д’Орсе.

Проект послевоенной реконструкции города принадлежал Огюсту Перре, учителю Ле Корбюзье, превратившему железобетон в материал зодчества. Восстановленный им Гавр – город с широкими улицами и многоэтажными домами-коробками. Между тем в 2005 году ЮНЕСКО внесло его в Список Всемирного наследия как выдающийся образец послевоенной архитектуры и новаторского использования возможностей бетона. Но, гуляя по набережной Гавра, мы все же нашли в этом городе то, что так и осталось неизменным со времен Моне и Дюфи. Это небо, сливающееся с океаном. Как и везде в Нормандии, небо в Гавре обладает удивительной глубиной и сиянием. В этом и кроется секрет, почему на полотнах Дюфи так много сине-зеленого цвета.

Онфлер

Самая сладостная из грез

Гавр расположен на правом берегу Сены, совсем недалеко от того места, где река впадает в Ла-Манш. Сена отделяет город от региона Нижняя Нормандия и соседнего Онфлера. Чтобы добраться до него, мы переезжаем через Нормандский мост, четвертый по длине вантовый мост в мире и второй в Европе (853 метра). Несколько минут – и мы уже в Онфлере.

Douce France (Наша милая Франция), – говорят о своей стране французы. Что это значит, ты понимаешь в Онфлере. Город расположен на Цветущем берегу (Cote Fleurie), самой умиротворяющей части Нормандии. Cote Fleurie – это песчаные и галечные пляжи шириной в километр, которые тянутся от западных границ провинции до устья Сены, чтобы потом, от Гавра, смениться Алебастровым берегом (Cote d'Albatre) с его отвесными меловыми утесами (именно здесь примостилась Этрета). «Самая сладостная из моих грез» – так отозвался об Онфлере Шарль Бодлер. Это малюсенький рыбацкий городок с фахверковыми домишками, тесно прижавшимися друг к другу, средневековыми мельницами и деревянной церковью Святой Екатерины XV века. Самое удивительное в этом городке – квадратная бухта, окруженная такой же квадратной набережной, где стоят на приколе десятки яхт. Бухта соединена с морем крошечным проливом, через который перекинут подъемный мост (такой же маленький). Когда выход к морю наконец-то открывают, яхточки в суматохе устремляются на волю.

Парижане обожают приезжать в Онфлер на выходные, чтобы побродить по берегу океана, поесть свежевыловленных устриц и выпить стаканчик местного кальвадоса

В Онфлере есть несколько весьма неплохих музеев, в том числе посвященный Эжену Будену, другу и наставнику Моне, родившемуся в этом городе, но ходить туда совсем необязательно. Самое важное, что надо сделать в Онфлере, – просто посидеть в одном из ресторанчиков на набережной, поесть устриц (по 10–17 евро за порцию), выпить вина, сидра или кальвадоса и дать себе зарок непременно вернуться в Нормандию, удивительную страну бескрайних просторов, океанского ветра и сияющего неба.

Практический совет от WATCH Каждую субботу в Онфлере работает рынок. Все местные специалитеты (и прежде всего камамбер, который производят как раз в Нормандии), сувениры, а также сидр и кальвадос лучше покупать именно там.

Фото по теме

Оставить комментарий

Fb0a4538c26407ca3e4ed9b1e01738f77734e478



 
07.11.2018
Jlr2659 (1)
Jaguar и Land Rover представляют новую коллекцию аксессуаров
Бренды Jaguar и Land Rover представляют линейку новых фирменных аксессуаров коллекции 2019 года. Выполненные вручную аксессуары...
07.11.2018
Karri_soup_s_krevetkoy
Fumisawa Sushi: японская осень
В этом сезоне шеф-повар Fumisawa Sushi, знаток традиционной японской кухни и экспериментатор Джун Кондо значительно обновил...
07.11.2018
Slezy_geishy_1-min
Mr. Lee: новые коктейли в азиатском стиле
Шеф-бармен ресторана Аркадия Новикова Mr. Lee Роман Морозов добавил яркие азиатские вкусы в московскую осень.