18+

Астория одного города

Текст: Наталья Шастик

07.04.2015

Hotel-astoria-st-petersburg-–-tchaikovsky-royal-suite-terrace-overlooking-st-isaac’s-square-742

Гостиниц с названием «Астория» в мире, пожалуй, не меньше, чем в России кремлей. Но как великодержавный детинец лишь один – на Боровицком холме Москвы-реки, так и месторасположение главного отеля с милым девичьим именем всем нам известно – Петербург, Большая Морская, напротив Исаакиевского собора. И, пожалуй, за свою более чем столетнюю историю этот отель стал не менее знаковым символом города, чем грандиозное творение Монферрана. Тем более что Петербург здесь предстает и ощущается совсем особым образом.

На уроках литературы в позднесоветский период каждый, кому посчастливилось переживать тогда беззаботную пору отрочества, писал сочинения о разных образах Петербурга: державном у Пушкина, мрачно-желтом у Достоевского, кирпично-стальном у Брюсова, иллюзорном у Анненского. Как выяснилось потом, эти филологические упражнения не так-то легко стереть из памяти – всякий раз, наведываясь в город на Неве, нет-нет да и посмотришь на него глазами заправского литературного критика. В питерской «Астории» такой ассоциативный ряд накрывает тебя обязательно. Одна из двух исторических гостиниц города, чудом пережившая советский период, невольно провоцирует подумать то о куртуазном Петербурге Игоря Северянина, часто захаживавшего в местное кафе на поэтически-питейные вечера («Что я в поэзии – асторик, / Как ты в “Астории” – поэт» – вдарил ему однажды за это Маяковский), то о «городе, который мы потеряли» Вертинского, покинувшего этот мир 21 мая 1957 года в гостиничном номере 208, то о парадно-интуристском Ленинграде, фасадом которого была «Астория», – не случайно именно из ее окна спускался по красной ковровой дорожке милиционер Андрей Миронов в «Невероятных приключениях итальянцев в России» (где же еще Рязанов мог поселить своих иностранных гостей?).

Хотя, конечно, «Астория» обладает и собственным ощущением Петербурга. Этот город чувствуется совсем иначе, когда просыпаешься с видом на Исаакий, с утра пораньше забираешься на его купол, минуя очередь благодаря специальному пригласительному гостя «Астории», совершаешь неспешный променад до Летнего сада, возвращаешься в отель на чаепитие в гостиную «Ротонда», с особым удовольствием поднимаешься в номер, обязательно на лифте – замечательном старом лифте в стиле ар-нуво, изучаешь афишу Мариинского и Михайловского, раздумывая, куда бы пойти («Астория» – единственный отель в городе с собственной ложей в этих театрах), и подслащиваешь балетное послевкусие десертом «Анна Павлова» в ресторане Astoria Café. Про такой Петербург не прочитаешь в романе – он прилагается в качестве бонуса вместе с ключом от «асторического» номера.

Обретение места

 Свое милое девичье имя «Астория» получила от американского миллионера Джона Джекоба Астора, правда, к питерскому заведению он не имел никакого отношения. В 1897 году Астор открыл в Нью-Йорке фешенебельную гостиницу Astoria и так высоко задрал планку, что в мире стало модно называть дорогие роскошные отели именно в ее честь.

Так что, по-видимому, задумав возвести в Петербурге сверхсовременную гостиницу, акционерное общество «Палас-Отель» над названием долго не размышляло. Как и над кандидатурой архитектора – к участию в проекте пригласили Федора Лидваля, тогда находившегося в зените славы и сполна заслужившего доверие строительством другой выдающейся питерской гостиницы – «Европейской». Лидвалю поставили задачу, с одной стороны, расположить на месте меблированных комнат «Бристоля» достаточно вместительное здание (так, чтобы оно могло принять максимальное количество гостей и тем самым быстро окупить расходы), а с другой – не нарушить архитектурную стройность Исаакиевской площади, не заслонить вид с Большой Морской на Исаакий. Как и следовало ожидать, Лидваль с задачей справился – создал выразительный облик нового отеля, тактично вписав его в окружающее пространство. И сегодня, через 102 года после открытия, без красных козырьков «Астории» уже и не представляешь Исаакиевской площади, особенно если смотреть на нее с 40-метрового купола собора: эти козырьки – маленькое цветное вкрапление в стройную коричнево-зеленую картинку, привносящее в общий державный тон площади (его задают, конечно, гарцующий Николай на фоне Таврического дворца и брутальный Дом германского посольства) легкую игривость.

Став частью блистательного Петербурга, одним из олицетворений которого является Исаакиевская площадь, «Астория» вошла в образы и мифы этого города. Не случайно разного рода завоеватели так настойчиво мечтали об этом месте: в 1918-м большевики брали гостиницу штурмом, сюда любил наведываться новый хозяин страны Владимир Ленин, Гитлер же намеревался провести в «Зимнем саду» «Астории» банкет по поводу взятия Ленинграда, запретив по этой причине бомбить здание. Слава богу, воспаленные прожекты главного злодея XX века так и остались болезненными фантазиями безумца.

Конечно, в первую очередь отель гордится своими «добрыми гениями» – великими, блистательными и влиятельными. Золотые таблички с именами именитых гостей украшают стену перед лифтом в центральном лобби. Есть среди них и такие, кто вообще не представляет, как можно жить в Петербурге где-то еще. Например, в 2009 году Мадонна продемонстрировала невероятное чувство вкуса, пожелав остановиться именно в «Астории». Но настоящая муза отеля – Майя Плисецкая, которая уже полвека не изменяет однажды выбранному месту.

Модерновое щегольство

В начале XX века, всего через четыре года после открытия «Астория» принесла своим владельцам миллионную прибыль. Выгодность предприятия была обусловлена в первую очередь модерновым дизайном (Лидваль сам выбирал для отеля мебель и аксессуары, многие из которых сохранились в интерьере гостиницы и поныне), щегольскими ресторанами, которые привлекали сюда как буржуазную, так и богемную публику (того же Игоря Северянина), а также обширным номерным фондом в 350 комнат.

Каким-то удивительным образом эту щеголеватую модерновость «Астория» сохранила по сей день. Общественное пространство гостиницы – зона ресепшен, лобби, коридоры, центральный лифт с металлической решеткой в стиле ар-нуво – за 100 лет не слишком-то изменилось: французские окна в пол, строгие классические линии, колонны, мрамор, зеркала, бронзовые лампы и стеклянные двери, которые совсем не членят пространство, а, напротив, добавляют ему воздушности, – все это заложил в интерьер еще Лидваль. Бальный «Зимний сад», где 23 декабря 1912 года был дан пятичасовой ужин по случаю открытия гостиницы, все так же украшают полупрозрачный витражный потолок, статуи, барельефы и пальмы в кадках – сегодня это место используется для особых торжеств, но вскоре здесь планируется открыть ресторан.

А вот интерьеры главного гостиничного заведения Astoria Café, гостиной «Ротонда», где подают послеобеденный чай, и бара Lichfield щеголяют новым декором, который при этом никак не противоречит лидвальскому подходу. Возможно, только Lichfield получился излишне британским – но с другой стороны, надо же было нынешним владельцам «Астории» – английской группе Rocco Forte Hotels – как-то обозначить здесь свое присутствие. Кстати, бар назван в честь Патрика Личфилда, фотографа, двоюродного брата Елизаветы II и друга сэра Рокко Форте, владельца Rocco Forte Hotels. Бар украшают фотоработы Личфилда, сделанные в том числе в СССР в 1989 году, – такое вот ироничное напоминание об интуристском прошлом «Астории». Самая прекрасная из них – обнаженная, поднимающаяся вверх на эскалаторе в московском метро. Как записал в своем дневнике Личфилд после поездки в СССР: «Русские женщины – лучшее доказательство того, что наш мир гармоничен и создан не случайно. Только благодаря им русские мужчины могут пережить суровую зиму».

Русскость в деталях

Интерьер бара Lichfield, как и все пространство отеля, был создан Ольгой Полицци, директором по дизайну Rocco Forte Hotels, сестрой владельца сети и большой поклонницей Достоевского. Она преображает и декорирует внутреннее пространство во всех отелях группы. «В моем портфолио больше спален, чем у кого-либо в мире!» – иронично комментирует этот факт Ольга. Пожалуй, в «Астории» спальни ей особенно удались.

В отделке номеров гостиницы поражает, как дизайнер смогла раскрыть русскую тему, вообще избежав штампов, – как известно, даже российским декораторам это не всегда удается. В «Астории» вы не найдете порфирного бархата и золотой лепнины, никакой византийско-русской избыточности с присущей ей «цветущей сложностью», только чистые линии с яркими акцентами-аксессуарами. Русскость раскрывается через детали – скатерти и покрывала из волжского льна Volga Linen, фарфор Императорского завода с характерным синим узором, ковры с геометрическими рисунками, а также через черно-белые фотографии с постановок Мариинского театра (что, как не балет – главный российский бренд?). Петербург в интерпретации Ольги Полицци получился совсем не по Достоевскому, а скорее по Чехову – элегантно-сдержанный, немного ироничный с виртуозным использованием художественных деталей.

Сегодня в «Астории» всего 169 номеров (83 обычных и 86 люксов) – современные стандарты пятизвездочного отеля потребовали существенно перекроить пространство. Однако общая логика расположения была сохранена, поэтому в гостинице почти нет одинаковых апартаментов, все они разные по размерам, внутренней организации, площади ванных комнат и т.д., и это еще раз подчеркивает столетнюю подлинность пространства.

 Главные же покои «Астории» и самый большой сьют Санкт-Петербурга – «Царские апартаменты» площадью почти 300 м2 с тремя спальнями, обеденной комнатой на 16 персон, библиотекой из 300 томов русской и зарубежной классики, собственным тренажерным залом и, конечно, грандиозным видом на Исаакиевский собор. Вот он, «блистательный Петербург», по которому ностальгировала русская эмиграция с легкой руки поэта Николая Агнивцева, неожиданно сбывшийся на шестом этаже гостиницы «Астория».

 

Гостиница «Астория»

  • Расположена в 50 метрах от Исаакиевского собора на Большой Морской улице, 39
  • Всего номеров 169, из которых 86 люксов
  • «Царские апартаменты» – самый большой сьют Санкт-Петербурга площадью 300 м2
  • Ресторан Astoria Café, бар Lichfield и гостиная «Ротонда»
  • Spa-центр Decléor и дом красоты Carita
  • «Зимний сад» и Банкетный зал общей вместимостью до 450 человек
Входит в группу Rocco Forte Hotels
Фото по теме
Комментарии (1)

Евгений 20.09.2015 14:39

Часто вынужден ездить в командировки. Друзья посоветовали подобрать по ссылке:http://www.travel.ru/hotel/russia/tyumen/astoriya/#38 гостиницу для отдыха. Среди многих предложений остановил свой выбор на гостинице Астория. Эту гостиницу характеризовали с положительной стороны. Воспользовавшись ее услугами, теперь и я буду оставлять только положительные отзывы!!!


Оставить комментарий

1a444489543364b51dc9c2f9b1eb31debd98cfb9