18+

Полюбить Cartier

Текст: Наталья Шастик; Фото: Платон Шиликов

20.11.2014

Img_0031

Главой Cartier в России Бенуа Амио стал в конце прошлого года, что по времени совпало с открытием в Москве флагманского бутика марки, крупнейшего в Европе и второго в мире по площади. Безусловно, такой размах накладывает на нового генерального директора Дома определенные обязательства. О том, готов ли он удивлять своих российских клиентов, как много Cartier значит для французов и насколько сильные эмоции могут вызывать часы и украшения, Бенуа Амио рассказал WATCH.

В семье моего мужа, который француз и коренной парижанин, есть одна примечательная история, связанная с Cartier. Его мать попросила своего жениха преподнести ей в подарок на помолвку не традиционное кольцо, а Santos de Cartier Galbée. И ее будущий муж выполнил просьбу. Часы, купленные в 1969 году за 10 тысяч франков – целое состояние по тем временам, – несмотря на свой возраст, сохранились практически в идеальном состоянии. На мой взгляд, эта история – хороший пример для понимания того, что такое Cartier во Франции.

Вы знаете, в вашей истории я не нахожу ничего удивительного. Ни для кого не секрет, что творения Cartier традиционно являются фаворитами на многочисленных аукционах винтажных изделий. Эксклюзивные часы и драгоценности высоколиквидны и способны в любое время стать реальными денежными средствами. Они были и остаются наиболее надежным и разумным видом капиталовложения наряду с драгоценными металлами и недвижимостью, самыми консервативными видами активов. Это семейное достояние, переходящее из поколения в поколение. А то, что ваша свекровь предпочла получить в качестве подарка на помолвку не кольцо, а часы Cartier, мне лично особенно приятно.

Вас с Cartier связывает что-то лично? Помните свои первые часы?

Мои первые часы тоже были Cartier – легендарная модель Tank, которую я получил в подарок от своего деда в день своего совершеннолетия. А он, в свою очередь, – в наследство от отца, моего прадеда. В этом смысле часы – своеобразная летопись нашей семьи, ценная традиция, которая позволяет не терять сокровенную родственную связь. Мой дед прошел в них всю войну. Они успели побывать во многих передрягах и были для него сродни оберегу. Эти часы – подлинный раритет. Поэтому, начав работать в Cartier, я решил поменять их на более современный экземпляр. Надеюсь, что когда-нибудь смогу передать их в дар близкому и дорогому мне человеку. Такова моя история.

Мы хотим сделать основной упор на часы. Изначально Cartier прославился как производитель драгоценностей, но сегодня это один из самых передовых часовых брендов

Говоря о винтажных творениях Cartier, не могу не поделиться с вами тем впечатлением, которое произвела на меня грандиозная выставка Cartier в Париже, в Гран-Пале, этой зимой. Было просто невероятно увидеть такое количество часов, украшений, декоративных предметов, собранных под одной крышей. И на этой выставке я узнала один очень любопытный факт из истории Дома: в начале XX века основной доход марке приносил жемчуг. А что является наиболее прибыльным для компании сегодня: часы, ювелирные изделия или что-то еще?

Не могу ответить на этот вопрос. Потому что не думаю, что талантливый молодой мастер Луи-Франсуа Картье, основывая свою небольшую ювелирную мастерскую, в первую очередь руководствовался меркантильными интересами. Его прежде всего обуревало стремление достичь успеха.

Сегодня в мастерских парижского ателье Cartier на улице рю де ла Пэ над созданием лимитированных коллекций трудится слаженная команда из 60–80 мастеров, в то время как другие компании обходятся 10–15 сотрудниками. Мы гордимся тем, что можем позволить себе подобную роскошь – иметь такой большой штат. Во время работы над изделием необходимо абстрагироваться от мыслей о стоимости драгоценных камней, дабы это не сказалось на качестве конечного продукта. Иногда бывает полезно на некоторое время забыть о деньгах и просто насладиться мгновением. Ведь солнце не становится хуже от того, что дарит нам свое тепло бесплатно.

Однако мы прагматики, и, безусловно, вопрос рентабельности является одним из первостепенных для марки. Бизнес должен приносить прибыль, чтобы банально платить людям зарплату. Но точно могу сказать, что получение сверхприбыли – не самоцель Cartier. Мы не смотрим на нашего клиента как на денежный мешок с целью вытянуть из него как можно больше. Отступлю от темы и приведу показательный пример. Мой друг Эрик Бриффар, шеф-повар парижского отеля Four Seasons Hotel George V, известного своей обширной винной картой, иногда позволяет себе отказывать клиентам, которые предпочитают заказывать самое дорогое вино, не обращая внимания на все остальные критерии. Эрик просто немного лукавит, говоря, что выбранного вина в наличии нет, и рекомендует то, что подходит к блюдам, а по цене может быть и дешевле. Конечно, мы в Cartier не идем так далеко и не отказываем своим покупателям. Но если, например, 10 человек хотят приобрести одно и то же изделие, они получат его в предписанной очередности по списку и по заранее фиксированной стоимости. Потому что дело не в деньгах, а в тех чувствах и эмоциях, которые охватывают вас при виде украшений или часов Cartier.

И таких сильных эмоций на выставке в Гран-Пале было много. Например, когда видишь вживую две броши: «Птица в клетке» и «Освобожденная птица», символизировавшие сначала оккупацию, а затем и освобождения Парижа в 1944 году.

Да-да, хороший пример. Эти броши – нечто большее, чем просто ювелирные украшения. В них заключена вся боль и надежды французов, а затем радость от освобождения и победы. Именно поэтому экспонаты нашей выставки в Гран-Пале не оставили равнодушными даже посетителей, которые не испытывают слишком сильных эмоций при виде блеска драгоценных камней.

Новый бутик Cartier в Москве является крупнейшим в Европе и занимает по площади второе место в мире. Означает ли это, что российский рынок является наиболее перспективным для марки? Или же вы просто решили соответствовать так называемому «русскому размаху»?

Здесь имеет место сочетание двух факторов. Во-первых, мы считаем, что в России у марки имеется огромный потенциал для развития, поэтому и готовы инвестировать в вашу страну. Во-вторых, Россию и Францию всегда связывали особые, очень добрые отношения. И российский рынок для Cartier, безусловно, один из приоритетных. Московский бутик на Петровке не уступает по качеству нашим флагманским представительствам в Париже, Лондоне или Нью-Йорке. В 1904 году Пьер Картье совершил свое первое путешествие в Россию – в Санкт-Петербург для личного знакомства с высшей российской знатью. А уже через несколько лет Николай II присвоил Cartier статус официального поставщика ювелирных изделий российского императорского двора. Мы всегда были очень близки к семейству Романовых и их окружению. Однако наш ювелирный дом не только украшал их внешний вид и быт. Безусловно, русские мотивы, прежде всего связанные со знаменитыми дягилевскими балетными сезонами в Париже, обогатили многие коллекции Cartier, послужили огромным зарядом творческого вдохновения.

Интересный факт: в мире имеется всего лишь несколько музеев, где широко представлены собрания ювелирных изделий и драгоценных камней. На Россию приходится сразу два из них – музей Фаберже в Санкт-Петербурге и музей Московского Кремля. Поэтому ограничиваться скромным бутиком в стране, известной своей тягой к роскоши и любовью к ювелирному искусству, было бы неправильным. В России живут люди, увлеченные технологиями, желающие иметь сложные хронографы с механизмами из 500 деталей. Русские стремятся обладать всем самым лучшим и дорогим. Поэтому наше стремление дать им то, что они хотят, вполне нормально.

Просматривая ваш онлайн-профиль на LinkedIn, мне совершенно случайно на глаза попался интересный комментарий одного из ваших бывших коллег, назвавшего вас «out of the box thinker» – «нестандартно мыслящим». Значит ли это, что от вас как генерального директора Cartier в России нам следует ожидать каких-то управленческих и маркетинговых сюрпризов?

Сюрпризов от Cartier надо ждать всегда, потому что оригинальной натурой и человеком незаурядного ума был прежде всего Луи-Франсуа Картье. Как и всякий гений, он надолго опередил свое время. Так сделал это в наши дни Стив Джобс.

Сегодня стремление премиальных брендов во что бы то ни было добиться идеала делает их похожими друг на друга. Казалось бы, производственные технологии достигли совершенства. Однако и 10 лет назад мы думали точно так же. Я воспринимаю совершенство как ступень, а не как цель. На самом деле за видимой легкостью стоит титанический труд. Для того чтобы остаться на вершине, важно уметь думать быстрее, на шаг вперед опережая конкурентов, и одновременно завоевать расположение своего клиента, предлагая качественные услуги. Простой пример: без наличия соответствующего мобильного приложения загрузка интернет-сайта на вашем смартфоне или iPad станет настоящим кошмаром. Со специальным приложением это получается в разы быстрее и удобнее. Путь самосовершенствования предполагает постоянное движение вперед. Мы не должны бояться мыслить критически, думать иначе, даже если эти взгляды идут вразрез с общепринятыми правилами. Я глубоко убежден, что инновации необходимы каждому бренду для увеличения темпов развития и повышения его конкурентоспособности. Прежде всего инновации необходимы нашим клиентам.

В мире не так много музеев с ювелирными коллекциями. В России их два. Поэтому ограничиться скромным бутиком в стране, известной любовью к драгоценностям, было бы неправильным

Какова ваша главная задача как генерального директора Cartier в Росии?
Связь бренда с Россией имеет вековую традицию. Поэтому наша команда стремится сохранить эту преемственность. Такова ключевая задача. Потом мы хотим сделать основной упор на часы. Конечно же, изначально Дом Cartier прославился как производитель драгоценностей, но сегодня это один из самых передовых часовых брендов. Несмотря на стремительный рост продаж наших часов в России, мы все еще далеки от лидерства. Поэтому наша цель – сделать часы Cartier узнаваемыми и востребованными. При этом говоря о часах, я имею ввиду процесс их создания от А до Я на собственных производственных мощностях, начиная концептом и заканчивая серийным производством. 20 лет назад дело обстояло совершенно иначе: больше внимания уделялось маркетингу, а не технической начинке. Сейчас мы пытаемся объединить и то и другое. При этом оставаться верными основополагающим ценностям и принципам бренда Cartier.

За свою профессиональную карьеру вам довелось долгое время жить и работать не только в Европе, но и в США. По вашей сугубо субъективной оценке, чем же является Россия: частью Европы, Азией или чем-то совершенно особым? Может, вы знаете, это ключевой вопрос российской истории.

Да, это извечный вопрос: кто есть русские – европейцы или азиаты? Мне кажется, Россия все-таки больше Европа, чем Азия. Нас объединяет общая история и культура. У китайцев же или других азиатов совершенно другой менталитет. В то же время российский подход к бизнесу радикально отличается от американского. Я считаю, что у русских и европейцев большего общего в эмоциональном, духовном плане, мы отличны от американцев. Поэтому в России я вполне чувствую себя как дома.

Вам нравится жить в Москве? Все-таки это очень большой город со сложным трафиком и непростыми климатическими условиями.

Мне очень нравится, как в Москве можно наблюдать за сменой времен года, как город оживает весной, с первыми лучами солнца, и как меняется его ритм зимой. Это очень ценный опыт, позволяющий чувствовать всю полноту жизни. Мне комфортно жить и работать в Москве. Иначе меня бы здесь просто давно не было.

 

Модель Tank American, появившаяся в 1989 году, выполнена исключительно из драгоценных металлов. Форма корпуса повторяет форму запястья, что обеспечивает очень комфортное ношение
Фото по теме

Оставить комментарий

Fff1d4a0f2a088e560b8a5c446cd9e555f7d1128



 
22.01.2021
Otkr
Художества на запястьях
Пожалуй, абсолютно все часовые бренды уверены: делая часы, они творят высокое искусство. чтобы убедиться в этом, надо хотя бы...
18.01.2021
Shutterstock_1718886205_for_web
Люкс спешит на помощь
2020 год стал не только годом карантина и закрытых границ, но и удивительным временем объединения против общей опасности...
01.12.2020
4
Русские часы из Альценау
Александр Шорохов переехал в Германию в начале 1990-х и через 10 лет основал в городке Альценау, неподалеку от Франкфурта,...