18+

Преодолеть невозможное

Текст: Александра Горелая

15.09.2014

Bluetooth, red

Нет ничего невозможного, считает Йохан Эрнст Нильсон, шведский путешественник, совершивший более 30 экстремальных экспедиций, почти каждая из которых доказывала: физических ограничений человеческим возможностям не существует.  Он проплыл из Швеции до Африки на каяке, покорил семь самых высоких вершин мира, прошел пешком от Южного полюса до Северного, а сейчас готовится к еще одному рекорду – восхождению на Эльбрус вместе с Ароном Андерсоном, человеком в инвалидном кресле, с которым однажды уже побывал на шведской Кебникайсе. В июле Йохан провел в России открытый мастер-класс, на котором рассказал о личном опыте достижения целей, самомотивации и реализации своих желаний. А также поделился с WATCH мыслями о предстоящем эльбрусском походе, детскими мечтами и способами преодоления «философии стены». 

Вы объездили почти весь мир – были в Антарктиде, на Северном полюсе, в Сахаре, Тибете, Африке, Аляске, покорили семь самых известных вершин планеты. А есть ли у вас место на Земле, куда вы все еще мечтаете отправиться, – своего рода Эльдорадо?
Вы знаете, представления об Эльдорадо со временем меняются – это неизбежно. Наши цели, мечты и стремления в 15 лет и в 30 очень сильно различаются. Например, в юности я хотел стать пианистом. Однажды увидел парня, который играл на фортепиано и спросил: «Это кто?» «Элтон Джон», – ответили мне. «Что ж, неплохо, – подумал я, – хочу играть, как Элтон Джон». И заставил родителей отдать меня учиться, каждый день занимался и занимался. Все говорили, что невозможно научиться играть так, как Элтон Джон, но я продолжал. Может, еще немного и все-таки научился бы, но однажды, через три года, играя на фортепиано в баре, я вдруг понял, что в любой момент могу повернуть свою жизнь в ином направлении, перевести ее совершенно в другую плоскость, стоит лишь взять цель и сконцентрироваться на ней. На сегодня мое Эльдорадо – это Эльбрус. Чем больше я путешествую, тем отчетливее понимаю, что еще ничего не видел на этой Земле.

А кто вы все-таки – фотограф или путешественник? Ведь, насколько я знаю, вы начали свою карьеру именно как фотограф в 1995 году и добились успеха на этом поприще.
Да, совершенно верно, я начинал как фотограф. Очень люблю природу, и мне всегда хотелось делиться увиденным, передавать другим свои эмоции. Поэтому я и выбрал фотографию, а уже потом начал путешествовать и заниматься тренингами. В моей жизни эти три ипостаси гармонично сбалансированы – ничего не мешает другому. Ведь что есть главное в жизни? Найти баланс и соблюдать его. Еще 50 лет назад нужно было обязательно стать кем-то: банкиром, художником, предпринимателем. А сегодня у нас есть возможность постоянно искать себя, состояться во многих областях сразу.

Чем больше я путешествую, тем отчетливее понимаю, что еще ничего не видел на этой Земле

В сентябре вас должны включить в Книгу рекордов Гиннесса за 18-месячный переход от Южного полюса к Северному. Вы намеренно шли к этому рекорду или изначально у экспедиции были совсем иные цели?
Моей главной целью, как правило, является участие в благотворительных акциях, поскольку я являюсь членом 17 организаций, занимающихся благотворительностью. Кроме того, мне хотелось приурочить свой переход к 100-летию первой экспедиции к Южному полюсу под руководством Эрнеста Шеклтона (англо-ирландский исследователь Антарктики. – Прим. WATCH). Ну и это вечное  «невозможно», которое я ненавижу, конечно же, тоже подзадоривало. Когда я объявил о том, что собираюсь пройти от Южного полюса к Северному без использования моторизованных видов транспорта, мне сказали: «Это немыслимо!» «Почему?» – удивился я. «Потому что никто так не делал». Но ведь если никто так не делал, это не значит, что это невозможно. И я отправился в экспедицию, захватив с собой лыжи и парафойл. Получилось настоящее сумасшествие! Я чуть не умер, обморозил пальцы и нос, сломал два ребра, провалился под воду, попал в снежную бурю, но сделал это! То же самое было, когда я захотел проплыть из Швеции до Африки на каяке. Все вокруг только и твердили: «Это невозможно!» И в какой-то момент, когда я уже добрался до Германии и столкнулся там с перекрытыми шлюзами, мне действительно показалось, что не смогу, ведь воды-то нет. И знаете, что я сделал? Проплыл под городом в канализации – там стоял отвратительный запах, везде были крысы, которые плыли рядом, забирались на каяк – а я ненавижу крыс! Когда я первый раз увидел вход в канализационную трубу и черноту, уходящую вдаль, подумал: «Боже мой, что же я делаю?!» Но не мог же я повернуть назад! И в итоге стал первым человеком, который сделал невозможное, – приплыл в Африку из Швеции на каяке. Своими путешествиями и рекордами я хочу показать, что все возможно, а на невозможное лишь уходит чуть больше времени. Понимаете, я это сделал потому, что решил, что это возможно.

За каждым вашим шагом в интернете следят тысячи людей. Насколько помогает эта виртуальная поддержка: подстегивает, когда уже совсем не остается сил идти дальше, держит в напряжении?
Во время моей первой экспедиции за мной никто не наблюдал, я путешествовал в одиночестве. Просто поспорил с друзьями. Они утверждали, что невозможно из Швеции в Сахару доехать на велосипеде, а я все никак не мог понять, почему невозможно-то? Так все и началось. На следующий же день купил себе велосипед, палатку и поехал в пустыню. На границе с Африкой меня спросили, откуда приехал, и я ответил: «Из Швеции». «Нет, – сказали мне, – откуда ты приехал?» – «Из Швеции!» – «Что, прямо на велосипеде?» – «Да, на велосипеде!» На следующий же день в газетах появились статьи с заголовком «Сумасшедший викинг». Конечно же, когда за каждым твоим шагом наблюдает такое количество людей – это совсем другие ощущения, огромная мотивация. Теперь мне без поддержки зрителей было бы намного тяжелее. Хотя, наверное, моим родителям сейчас непросто. Они волнуются за меня и если раньше ничего не знали – я сел да уехал, а потом просто вернулся отощавший, уставший, травмированный, – то сейчас могут видеть в блогах все, что со мной происходит.   

Что вы делаете в день перед очередным путешествием? Настраиваетесь на экспедицию особым образом или просто проживаете обычный день? Бывают ли у вас вообще обычные дни?
У меня почти нет спокойных дней – я все время что-то делаю: когда не в экспедиции, то путешествую, как бы странно это ни звучало. Собираясь на очередную «вершину», мотивирую себя предстоящей победой. Представляю ее в картинках, и это очень заряжает. Надо побеждать еще до того, как вы начнете действовать! 

Если никто так не делал, это не значит, что это невозможно. И я отправился в экспедицию, захватив лыжи и парафойл

Расскажите о вашем предстоящем рекорде, который планируете поставить вместе с Ароном Андерсоном? Как вас свела судьба с этим человеком?
Дело в том, что с 2005 года я работаю тренером для руководителей бизнеса, провожу лекции по мотивации и достижению успеха. И потому довольно часто получаю звонки от самых разных людей. И вот однажды мне позвонили: это был парень по имени Арон Андерсон, который хотел пообщаться со мной для специального проекта о мотивации. В семь лет Арон заболел раком нижней части спины и в конечном итоге оказался в инвалидной коляске. Он попросил меня как-то мотивировать его, помочь ему – парень хочет завоевать медаль на Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро в 2016 году. И я ему сказал: «Без проблем, но я начну тебе помогать только на вершине Кебникайсе, самой высокой в Швеции». – «Вы не поняли, я прикован к креслу, я с ограниченными способностями». – «Все ограниченные способности только у тебя в голове». И мы поднялись туда! Он смог, он сделал, он победил! У нас с Ароном много общего: мы делаем то, что для других кажется невозможным, и оба видим возможность там, где другим кажутся одни лишь препятствия. Я стал его личным тренером и верю в то, что в 2016 году его ждет успех. Мы планируем подняться на Эльбрус, и абсолютно все в этом восхождении Арон будет делать сам. Он в отличной физической форме, у него очень сильные руки, а я буду помогать ему только морально, ну иногда еще нести его рюкзак и кресло, когда он будет ползти.   

Вы живете жизнью, о которой мечтает каждый мальчишка, – полной опасных приключений, добрых дел и отважных поступков. А о чем вы сами мечтали в детстве?
Я боялся мечтать, как и многие другие. Мне казалось, что мечты – это только для звезд, а я всего лишь обычный мальчик. Но постепенно начал ставить себе все более высокие цели и достигать их. Я и мои мечты переходили с одного этапа на другой – к осуществлению. Когда я вырос, то понял, что взрослые тоже мечтают, но боятся этого зачастую даже больше, чем дети. Как часто мы сравниваем себя со звездами, великими мира сего и думаем: «Нам этого никогда не добиться, куда нам до них?» Но мы можем сделать это, можем осуществить мечту, все в наших руках. Необходимо только сфокусироваться, сосредоточиться на цели, и вы ее добьетесь. 

Чтобы совершать свои экстремальные переходы, вы специально осваиваете средства передвижения – каяк, упряжку, кайт? Что еще в планах? Как к вам вообще приходит идея той или иной необычной экспедиции?
Я выбираю то, что больше всего подходит для каждого типа путешествий. Конечно, я хотел бы попробовать различные средства передвижения, всему понемногу научиться. Заметил, что когда люди занимаются чем-то одним профессионально и не добиваются результатов, их возможности для развития резко сокращаются из-за узкой специализации. Насчет себя я могу сказать, что не являюсь профессионалом ни в одном из того, что вы перечислили. Но пробовать что-то новое и необычное – настоящее сумасшествие!  

Почти половину своего времени вы отдаете благотворительным проектам.

Это у нас семейное. Мои дедушка и папа занимались благотворительностью, а теперь и я иду по их стопам. Хочу оставить что-то людям при жизни. И с 1995 года постоянно сотрудничаю с различными благотворительными организациями. Вообще у меня партнерские отношения с очень большим количеством различных структур, с которыми мы реализуем много интересных программ и проектов. Так, недавно устроили акцию «Уборка на горе Эверест». Или вот еще – в прошлом месяце я собрал 77 тысяч долларов для American Foundation for AIDS Research. Все эти организации имеют абсолютно разный характер, но их объединяет одно – они борются за перемены! Они касаются того, как мы относимся к природе, планете, друг к другу. Перемены очень важны.

Я чуть не умер, обморозил пальцы и нос, сломал два ребра, провалился под воду, попал в снежную бурю, но сделал это!

Вы производите впечатление человека, для которого действительно нет ничего невозможного, – даже ваш мастер-класс в России так и называется: «Из Невозможного в Возможное». Это действительно так – человеческая природа не знает ограничений? Но как же убедить в этом самого себя?
Довольно часто на своих лекциях я рассказываю о так называемой философии стены. Если человеку зададут вопрос «Можешь ли ты пройти сквозь кирпичную стену?» – ответ, вероятнее всего, будет: «Нет, это же стена. Как можно сквозь нее пройти?» Если мне зададут такой вопрос, я отвечу по-другому: «Я не знаю, как это сделать, но это не значит, что подобное невозможно». Вот смотрите, например, если 200 лет назад, я показал бы людям iPhone, меня бы сожгли на костре как колдуна. Если бы тогда же кто-то сказал, что мы покорим космос, это также вызвало бы только недоумение – «ведь это невозможно». Но я верю в то, что все осуществимо, что через миллион лет мы найдем способ, как пройти сквозь кирпичную стену. Если мы не знаем, как это сделать, это не значит, что подобное невозможно. Мы сами ставим себе препятствия, главное же – не сдаваться.

Вы не думали о том, чтобы снять фильм о своих экспедициях от первого лица? Кстати, если бы вам предложили сделать такую картину, кого из актеров вы бы хотели увидеть в роли Йохана Нильсона?
Честно говоря, я не думал об этом. По поводу актера, наверное, все зависит от определенного этапа в моей жизни. Вот, например, сейчас хорошо бы подошел Леонардо Ди Каприо. У нас с ним много общего: он полон энергии, много работает, занимается благотворительностью, к тому же блондин с голубыми глазами, как и я.

Фото по теме

Оставить комментарий

B156770f973a7e562118749a541c603d111c6ec5