18+

Тайна замка Мотье

11.02.2014

Chateau_motiers

Замок Мотье – Le Château de Môtiers – был построен в начале XIV века Родольфом IV графом Невшательским. Изначально он носил название Vauxtravers, указывающее на его географическое расположение в долине Траверс, неподалеку от городков Флерье и Мотье. В 1835 году замок приобрело семейство Бове, к тому времени уже зарегистрировавшее часовую марку Bovet & Co. В 1957-м Мотье передали в дар кантону Невшатель и долгое время использовали под ресторан. Наконец 29 марта 2007-го новый владелец Bovet Паскаль Раффи выкупил замок обратно. Разместив в нем мастерские, он тем самым восстановил историческую справедливость. Так началась новая жизнь именитого производителя часов из швейцарского Флерье.

Покупка Le Château de Môtiers была одной из стратегических трат Паскаля Раффи, предусмотренных концепцией развития марки, которую он приобрел в 2001-м. Нынешний владелец, вдохнувший в Bovet новую жизнь, подтверждает, что у него расписаны планы по производству и продвижению моделей до 2020 года. И зная Паскаля, в успехе предприятия нисколько не сомневаешься.

От Эдуарда до Паскаля

В 1797 году во Флерье у часовых дел мастера Жан-Фредерика Бове родился сын Эдуард, которому судьбой предназначалось вывести небольшое семейное предприятие на международный уровень. Изучив дома азы часового дела, три брата Бове – Эдуард, Альфонс и Фредерик – отправились совершенствовать мастерство в Лондон, один из центров часового производства в тот период. Через некоторое время Эдуард оказался далеко на Востоке – в Кантоне, как называли тогда европейцы Гуанчжоу, тогда это был единственный китайский город, открытый для иностранцев, и хозяйничала в нем Британская Ост-Индская компания. Проведя в Гуанчжоу четыре года, Эдуард решил открыть собственное предприятие по торговле часами на китайском рынке – к тому времени в Поднебесной уже добились успеха несколько европейских часовщиков. Соучредителями семейной компании, основанной в Лондоне 1 мая 1822 года, стали три его брата Альфонс, Фредерик и Гюстав, часовой мастер из Флерье. Сначала производство было организовано в Лондоне, но затем его постепенно начали переводить в родную Швейцарию.

В 1840 году в компании, обосновавшейся в родном для семьи Бове Флерье, работало уже около 175 человек. К марке начала приходить мировая известность – в 1855-м на Международной выставке в Париже сразу две модели золотых часов Bovet с эмалью, сделанные по заказу китайского императора, получили золотую медаль в категории «Роскошные часы».

Затем в истории компании наступила череда смены владельцев, но не курса – модели Bovet по-прежнему оставались примерами высокого часового искусства в лучших традициях швейцарских мастеров.

И вот в 2001 году владельцем и президентом марки стал бизнесмен Паскаль Раффи, до этого занимавшийся фармацевтическим бизнесом. Начав в часовом деле, по сути, с нуля, он за десять лет смог не просто возродить именитый бренд, но и дать ему новый вектор развития.

В начале XIX века Флерье был поселком с 800 жителями, сегодня их число возросло до 4000, их которых 700 – часовые мастера

Мануфактурное производство

Успех в часовом бизнесе сегодня складывается из множества составляющих: в мире, где правят интересы крупных корпораций, надо иметь четкую стратегию, подкрепленную промышленной мощью. Премиальный сегмент, где довольно комфортно располагается Bovet, накладывает строгие обязательства – марке необходимо иметь собственные калибры, высокую долю ручного труда, независимое производство и, конечно, команду высококвалифицированных специалистов, разделяющих ценности бренда.

В июне 2006 года Паскаль Раффи приобрел производственные мощности STT в Трамлане, что дало возможность независимо производить основные детали часов, включая пружины-балансиры, – сегодня до 90% компонентов Bovet делает самостоятельно, также обеспечивая себя необходимыми инструментами для станков. После приобретения мануфактура была переименована в Dimier 1738, что подчеркивает историческую связь марки. Производственные цехи расположились на площади около 2000 м2, где работают 70 специалистов.

Изготавливают и декорируют циферблаты в Женеве. Внешнему виду своих моделей Bovet уделяет повышенное внимание, как правило, используя различные материалы (один из любимых – перламутр) и отдавая предпочтения всевозможным техникам: миниатюрной росписи, эмали, гильоше.

В замке Мотье, где располагается резиденция Паскаля Раффи и куда с визитами наведываются особо важные клиенты, находится еще одна часть производства – сборка сложных механизмов, гравировка и роспись циферблатов, настройка и тестирование. Именно тут творит испанский художник-миниатюрист Андре Мартинез. Из-под его кисти выходят работы, которыми знамениты часы Bovet. Каждый клиент может заказать индивидуальный рисунок на циферблате, и Мартинез возьмется за работу, отталкиваясь даже от простой фотографии.

Новые семейные традиции

Имея двух дочерей, Паскаль Раффи всегда мечтал о сыне. Можно представить его радость после появления наследника, если одну из главных часовых линий своей марки он назвал в его честь – Амадео.

Состоя из несколько коллекций – Grand Complication, Fleurier, Sportster, Château de Môtiers, Dimier, совместной с Pininfarina и Art of Bovet, Amadeo знаменита прежде всего тем, что представляет модели, конструкция которых – и это ноу-хау марки – позволяет трансформировать часы из наручных в карманные и настольные. Даже установленная на отметке «12 часов» заводная головка – не дизайнерский изыск, а функциональная деталь, отсылающая к наследию компании, всегда специализировавшейся на карманных часах. Еще одна отличительная черта Amadeo – любовь к эмалевым циферблатам, гравированным мостам и платинам.

Экспериментируя с формой, мастера Bovet отдают должное и содержанию. Сегодня маркой освоены все традиционные усложнения: репетир, вечный календарь и, конечно, турбийон, занимающий в моделях Bovet особое место. Так, в Amadeo Fleurier он расположен в нижней части корпуса, но архитектура механизма выделяет его – турбийону отводится треть площади, где, закрепленный мостом, он как бы парит в воздухе. Весь механизм отлично просматривается с двух сторон. Безупречную работу часовщиков в Amadeo Fleurier дополняют гравировщики и ювелиры.

Чтобы поддерживать высокий уровень качества и эксклюзивности, Bovet сохраняет небольшие объемы производства. В 2012 году мануфактура изготовила всего 2735 экземпляров часов разной степени сложности. Не наращивать объемы – это тоже один из принципов успеха Паскаля Раффи, с которым наверняка бы согласился и отец-основатель компании Эдуард Бове.

Bovet

Château de Môtiers

В честь своего 15-летнего сотрудничества с российской компанией Da Vinci швейцарская мануфактура Bovet выпустила особую серию женских часов с символами удачи на перламутровых циферблатах. Более того, всем моделям можно придать индивидуальный характер, выбрав материал корпуса: белое, розовое золото или сталь – и декорировать его бриллиантами.

Фото по теме

Оставить комментарий

4c10d246400955f0778b00b19435059990a0baeb



 
22.01.2021
Otkr
Художества на запястьях
Пожалуй, абсолютно все часовые бренды уверены: делая часы, они творят высокое искусство. чтобы убедиться в этом, надо хотя бы...
18.01.2021
Shutterstock_1718886205_for_web
Люкс спешит на помощь
2020 год стал не только годом карантина и закрытых границ, но и удивительным временем объединения против общей опасности...
01.12.2020
4
Русские часы из Альценау
Александр Шорохов переехал в Германию в начале 1990-х и через 10 лет основал в городке Альценау, неподалеку от Франкфурта,...