18+

Торжество ар-деко

Текст: Наталья Шастик

06.12.2016

Photo-4

Стиль ар-деко родился из потрясений: эстетических, связанных с поиском новых форм в искусстве и увлечением Востоком и Азией, и политических, обусловленных Первой мировой войной и русской революцией. Так сложился подчеркнуто роскошный стиль, ориентированный прежде всего на внешний эффект, чистую эстетику, призывающий радоваться и наслаждаться жизнью. До 12 января всю роскошь ар-деко в моде можно увидеть на выставке в Музеях Московского Кремля. И это событие дает повод чуть погрузиться в мир этого стиля и образа жизни.

Выставка 1925 года

Конечно, парижская Международная выставка современных декоративных и промышленных искусств 1925 года, которая дала имя ар-деко (термин появился в 1966 году в результате сокращения слов Arts Décoratifs в названии выставки), отнюдь не породила этот стиль. Напротив, она продемонстрировала его многогранность и расцвет в Европе, а также способствовала следующему этапу в развитии – в Америке, где ар-деко приобрел почти официальный статус. Выставку, посвященную декоративному искусству, изначально задумывали провести еще в 1915-м, но Первая мировая смешала все планы, и только через 10 лет такой смотр наконец-то состоялся. Париж, принимая его у себя, прежде всего рекламировал себя как мировую столицы шопинга, пытаясь вернуть пошатнувшиеся после войны позиции. Поэтому важную роль на выставке играли, например, grands magazins – знаменитые парижские универсальные магазины: Bon Marche, Magazins du Printemps, Galleries Lafayette и Grands Magazins du Louvre (не дожил до наших дней, закрывшись в 1974-м). Кстати, именно во время проведения выставки 1925 года Эйфелева башня впервые использовалась как рекламный носитель – логотип своей фирмы по производству автомобилей на ней разместил Андре Ситроен.

Главной эмблемой выставки стал плакат французского иллюстратора Робера Бонфилса. На нем изображена девушка с цветочной корзиной на голове и газелью, бегущей рядом с ней. Развевающаяся короткая туника девушки отсылает к костюмам «Весны священной» Вацлава Нижинского, одному из самых скандальных балетов «Русских сезонов» Сергея Дягилева, сценографию и костюмы для которого создавал Николай Рерих. И такие ассоциации еще раз доказывают мощное идеологические влияние русского балета на эстетику первой половины XX века вообще и ар-деко в частности.

Интерьер

Громкий скандал на выставке 1925 года произвел строгий павильон Ле Корбюзье – L'Esprit Nouveau («Новый дух»), демонстрирующий концепцию дома как «машины для жилья». Его радикально пуристский стиль никак не соответствовал роскоши, которую проповедовал ар-деко.

А вот сенсацией выставки стал павильон «Дом коллекционера» (Hotel du Collectionneur) с его откровенно роскошной обстановкой, резко контрастирующей с павильоном Ле Корбюзье. Построенный архитектором Пьером Пату, «Дом коллекционера» был оформлен командой дизайнеров: Жаком-Эмилем Рульманном, Эдгаром Брандтом, Жаном Дюнаном, Жаном Дюпа, Эмилем Бурделем. Он состоял из нескольких комнат: гостиной, столовой, спальни, кабинета и ванной, каждая из которых была сделана под ключ, демонстрируя триумф ар-деко в интерьере.

Основным инициатором павильона был Жак-Эмиль Рульманн, последний из классических парижских краснодеревщиков, один из главных идеологов ар-деко в мебельном искусстве. Работая только с редкими породами дерева, иногда сочетая их в одном предмете, украшая свои работы инкрустациями из перламутра и слоновой кости, заимствованными из XVIII века, он создавал подчеркнуто роскошные и современные объекты.

Архитектура

Ар-деко мощно проявил себя не только в малых формах – дизайне и декоративно-прикладном искусстве, но и в больших – архитектуре. Главной лабораторией стиля тут стала Америка, куда ар-деко проник с 1928 года. Почти все великие небоскребы Нью-Йорка 1930-х построены именно по его канонам. Первый и самый красивый – Chrysler Building, возведенный по проекту Уильяма ван Элена. Его корпус с блестящим металлическим покрытием отсылает к автомобилям Chrysler, которые в 1930-е также имели ар-декошный вид.

Однако в Париже, на родине ар-деко, конечно, также не обошлось без архитектурных экспериментов. Самым известным мастером этого стиля во Франции был Робер Малле-Стивенс, застроивший целую парижскую улицу частными особняками (сегодня она названа его именем). Говоря о рождении и становлении ар-деко, надо вспомнить и Театр Елисейских Полей с барельефами Эмиля Бурделя на фасаде, построенный Огюстом Пере еще в 1913-м. Он стал одним из первых зданий в Париже, возведенных из железобетона. Показательно, что именно на его сцене Сергей Дягилев устроил премьеру балета «Весна Священная» в постановке Вацлава Нижинского и на музыку Игоря Стравинского.

Трансатлантические лайнеры

Главное, чему способствовала парижская выставка 1925 года, – выход ар-деко за пределы Европы, его проникновение в Америку. И трансатлантические лайнеры, курсировавшие между Старым и Новым Светом, также стали особой площадкой для демонстраций достижений этого стиля.

Первый корабль с ар-декошными интерьерами появился в 1927-м и получил имя «Иль-де-Франс» – его роскошные каюты оформлял и Жак-Эмиль Рульманн, и даже модельер Поль Пуаре, имевший в то время интерьерную студию. Но настоящий шик был явлен в 1932-м, когда на воду спустили плавучий дворец «Нормандию». Корабль, спроектированный русским инженером Владимиром Юркевичем, положил начало эпохе гигантских лайнеров-небоскребов. Его интерьеры, оформленные Роже-Анри Экспером, мастером ар-деко, по пышности превосходили все предыдущие. На борту судна был театр, зимний сад с экзотическими птицами, гараж на 100 автомобилей, ночной клуб, многокомнатные апартаменты с индивидуальным дизайном и даже специальная детская столовая, которую расписал художник-иллюстратор Жан де Брюнофф, автор самой популярной французский детской книжки про слона Бабара. Главный обеденный зал, оформленный световыми колоннами Lalique (в отсутствии дневного света они его имитировали), по площади превосходил даже знаменитую Зеркальную галерею в Версале.

«Нормандия» стала вершиной стиля и одновременно его закатом. Все попытки повторять ее пышные интерьеры приводили, по сути, к вырождению стиля.

Мода и ее журналы

Триумф стиля в моде сейчас можно видеть в Москве во всем великолепии – на выставке «Элегантность и роскошь ар-деко», которая открыта в Музеях Московского Кремля до 12 января. Помимо платьев представлено много иллюстраций, и большинство из них из Gazette du Bon Ton – главного модного журнала Парижа, издававшегося 13 лет, с 1912-го по 1925 год, и ставшего главным рупором эстетической революции ар-деко в моде. Он выпускался в виде альбома иллюстраций, печатавшихся в технике пушуара (любимой техники Поля Пуаре), что позволяло сделать цвета максимально насыщенным и очень выгодно представлять модные коллекции. На Gazette du Bon Ton работали лучшие графики и иллюстраторы своего времени, главные мастера стиля ар-деко, – Поль Ириб и Жорж Лепап, Жорж Барбье и Андре Эдуарад Марти. Влияние на многих из них Льва Бакста, ведущего художника «Русских сезонов», очевидно.

Но в истории ар-деко главенствующее место занимает имя другого русского – Романа Тыртова, работавшего под псевдонимом Эрте, одного из самых скрупулезных рисовальщиков своего времени, сотрудничавшего со всеми ведущими модными журналами – за более чем 20 лет, с 1915-го по 1936 год, он нарисовал для Harper's Bazaar 240 обложек. Именно Эрте во многом и создал завораживающий роскошно-респектабельный стиль ар-деко.

Женщина и дива

У каждого стиля есть своя дива. У ар-деко это Тамара Лемпицка, полячка по происхождению, родившаяся на территории Российской империи. Ученица художника-символиста Мориса Дени и кубиста Андре Лота, она находилась под большим влиянием Пабло Пикассо и Фернана Леже (последний особенно чувствуется в ее работах). Лемпицка не была выдающимся художником, как например, Эрте, – с художественной точки зрения ее творчество совсем не оригинально. Но она была иконой стиля и в полной мере являла собой новый тип женщины ар-деко – независимой, эмансипированной, свободной в любви (отсюда в ее картинах так много эротики и даже лесбийских намеков), уверенной в себе, с короткой стрижкой, без корсета и в одежде, не сковывающей движения. Ее знаменитый «Автопортрет в зеленом Bugatti» – безусловный символ эпохи. Сегодня Лемпицка – одна из самых подделываемых художниц, и это еще раз доказывает, как мы тоскуем по утраченной красоте того времени, хотим вновь прикоснуться к одному из самых изысканных и привлекательных стилей ХХ века.

Фото по теме

Оставить комментарий

B68e245e99cc7755ec16952d52b16e8b75225b8b